«Если тебе повезло и ты в молодости жил в Париже,
то, где бы ты ни был потом, он до конца дней твоих останется с тобой,
потому что Париж – это праздник, который всегда с тобой».
(Эрнест Хемингуэй другу)

 

Каждый год мы выходим на Невский проспект в последние выходные мая, чтобы почувствовать праздник – праздник жизни – весну, которой нам не хватает в дождливом и одиноком городе. Мы вливаемся в толпу, следуем за ней и составляем ее часть, готовые все вместе разделить радость и переживания происходящего. Тем паче, если все остальное время свой праздник приходится носить внутри – каким бы он ни был…

“Итак, она звалась Татьяной”. Жила в городе, который называют Великим, Новгороде стало быть. Уж не знаю, писала ли она поэмы – она хотела писать. Но жизнь распорядилась иначе. «Праздник жизни» закончился.

Ей пришлось бежать в Петербург, прячась от людей, жаждущих ее смерти – не за стихи – и теперь, в переходах на Сенной, бомжи зовут ее «Шпала» – одна малая часть железнодорожного пути от Новгорода Великого до Святого Питера.

– Боже мой, ты ли это? – я удивленно приближаюсь к высокой девушке, одетой в черное. Она молчит. И первый раз за многое время улыбается, «улыбкой Джоконды» – таинственно и скромно. Сегодня День города. Шпалу, пришедшую с похмелья на «праздник жизни», помыли и одели. Просто так. Ради уважения к человеку. Скорее поэтому она улыбнулась – всеми своими несколькими коренными зубами. Но искренне и радостно.

Ей не говорили и ее не просили так делать – она улыбалась сама.

Наверное, не было бы продолжения этой истории, если бы мы не выпили дешевый портвейн, за «праздник, который всегда с тобой», за каждого из нас. Шпала улыбалась, когда к ней подошел такой же высокий, между прочим блондин, он был тоже пьян и стал звать ее Татьяной.На следующий день Шпала не пришла на место назначенной встречи. Позвонить ей было некуда, просто еще не у всех бомжей есть мобильные телефоны. Да и наряды были у нее от «друзей-товарищей» и только на время праздника. Где она, Татьяна? И я так думаю, кто бы они ни были и как бы они ни назывались: «Нет повести печальнее на свете, чем повесть о Ромео и Джульетте»…

А мы опять разбрелись в свои одинокие парадные в дождливом городе, но от этого мы не перестали ждать своего праздника жизни, который всегда должен быть с нами.

PS Это был последний раз, когда я видела Татьяну-Шпалу, хотя периодически спрашивала у общих знакомых, что с ней и где она. До меня доходили слухи, что она жива-здорова и  счастливо живет в каком-то подвале со своим блондином Ромео. Хочется верить, что так оно и есть….

Фото и текст: Катя Богачевская
Санкт-Петеребург, 2009 год

 

Расскажите об этом в социальных сетях: