Переосмысливая собственный опыт, просматривая работы коллег, а также наблюдая за первыми опытами начинающих фотографов, я отчетливо понимаю факт неуверенного владения навыками работы тех и других с визуальным рядом, а точнее, с построением изображения. Причин может быть несколько, но основная из них – это отсутствие хоть какого-то базового художественного образования у фотографов. Так же, как в музыке, в фотографии нужно иметь «слух». И если кому-то медведь наступил на ухо, то, значит, ему не быть музыкантом. В фотографии никто никого не отсевает и работают все. Критериев для оценки тоже немного. Но я верю, что и слух, и возможность «видеть» все-таки можно развить, если развивать, учить и хотеть этого.

Также необходимо оговориться, что человек с фотоаппаратом еще не творец. Только осознанно работающего этим инструментом фотографа можно назвать художником. Манифест фотографа не определяет вопросов ремесла и может быть полезен небольшому сообществу фотографов, работающих в жанре непосредственной документальной фотографии.

Фотограф и чувство внутренней свободы. Это первое, что определяет и что влияет на будущее изображение. Необходимо осознать себя не частью какой-то системы, группы интересов или организаций, а частью мира. Только такое высвобождение облегчает руку фотографа, которой дальше будет вдохновленно «водить» провидение.

Фотограф постоянно вовлечен в мыслительный процесс. Он должен мыслить категориями изображений. Он постоянно сосредоточен. Его мысли направлены на анализ происходящего вокруг в любое время дня и ночи и в любом месте, где бы он ни находился и что бы ни происходило.

Фотограф не должен переставать удивляться в любом возрасте. Реакция на знакомое или предсказуемое развитие событий не может служить оправданием бездействию (нежелание снимать). Насколько бы велик или мал ни был фотографический багаж, фотограф не имеет права испытывать «усталость» от сюжетов, от их предсказуемости или «простоты». Ничто никогда не повторяется дважды с точностью копии. Необходимо привыкнуть к мысли, что любой сюжет может повернуться новой гранью и иметь свое собственное продолжение.

Фотограф не имеет права отложить съемку на потом или сказать себе: «Я приду сюда завтра и сниму». Завтра будет совсем другой свет, завтра может не быть объекта на том же месте и завтра может не оказаться возможности вернуться. Завтра будет другая фотография.

Фотограф – это охотник за «дикими кроликами», для которых он приготовил силки и занял место в засаде. Он должен запастись терпением и ждать своего «кролика». Нетерпение или отсутствие времени не может служить оправданием несостоявшемуся снимку. «Кроликом» может служить недостающая деталь в изображении или композиции. Изображением я называю совокупность деталей, передающих смысл, а композицией – всего лишь конструкцию, помогающую передать этот смысл.

Фотограф начинает съемку задолго до того, как увидит сюжет. Съемка начинается в библиотеке, в выставочном зале, в картинной галерее, за рабочим столом. Пока он не впитал, как губка, изобразительной информации, пока на полочках его памяти не отложились «оцененные» образцы, известные на этот момент формы и безукоризненные изображения и композиции, до тех пор фотограф будет испытывать чувство, что он все понимает, видит, а передать не может.

Фотограф на съемке лишь прислушивается к себе, наблюдает и отмечает мгновения, когда включается подсознание и ведет его «руку». Он не управляет процессом, а лишь пытается в нем удержаться.

Фотограф не может отвлечься на что-то, что не связано с сюжетом, когда уже начал снимать. Минутное расслабление или переключение внимания на второстепенное приводят к потере лучшего, самого выразительного кадра, ради которого он здесь находится. Цепочка «случайностей» построена так, что именно тогда, когда фотограф отвлекся, произойдет событие, ради которого он пришел.

Фотограф обязательно снимет, найдет свой сюжет, если он готов к этому. Это еще может называться удачей. Как известно – удача любит подготовленных. И другой вариант.  Фотограф имеет полный арсенал техники, сюжет перед ним, но по-настоящему сильных кадров нет, потому что он не был готов внутренне.

Фотограф выходит или готовится к съемке. Он должен иметь не только богатый изобразительный ряд в голове, но ставить перед собой вопрос: «Зачем?» Что хочет сказать фотограф? Какая мысль беспокоит его? Какое послание он вкладывает в свои снимки? Должна подниматься проблема, предлагаться запрос обществу. В любом изображении локального или мирового значения должна быть идея.

Фотограф и идея. Как музыка состоит из звуков, пауз и ритмов, так изображение подчиняется своим собственным законам, которые уже априори известны зрителю. В изображение вложено нечто магическое, как пароль и отзыв из шпионской литературы. Пароль у фотографа, отзыв у зрителя. Только овладев выразительными средствами (ритмом, световыми и цветовыми акцентами, ракурсом, многоплановостью и другими, составляющие композицию элементами), фотограф в конечном итоге получит фотографическую «симфонию».

(Тезисы из ненаписанного курса фотографии)

Павел Горшков, (Москва, 04 июля 2012 г)


Расскажите об этом в социальных сетях: