М-Журнал представляет вашему вниманию апрельское фотообозрение, в объектив которого попали связанные с пространством бывшего СССР зарубежные публикации, а также книга об «импереалистической помпезности» и выставка о «постсоветском ремонте».

Стив Юнкер: «Самый холодный город на земле»

Фото (с) Стив Юнкер

В середине апреля в Time Lightbox была опубликована снятая в январе 2013 история французского фотографа из агенства VU про самый холодный город на земле, которым — что не удивительно — оказался Якутск. Почему было выбрано столь странное время для публикации (середина весны) и с чем это связано, остается только гадать, однако материал собрал более 2000 «лайков» в Facebook и получил 174 комментария, что говорит скорее даже не об интересе зарубежной публики к происходящему на пространстве страны, ассоциативный ряд которой в большинстве случаев укладывается в комбинацию «зима, водка, медведь», а о соответствии снятого автором материала и этих самых представлений. К тому же наибольший интерес в авторском тексте вызывает отнюдь не информационная часть про особенности города и региона, а личные комментарии про замерзающие пальцы, покрытый слоем снега бинокулярный Rollei и утопающие в морозном тумане достопримечательности.

На мрачных, бесцветных, до боли напоминающих ленту инстаграмма на протяжении почти полугодовой зимы фотографиях перед нами предстают заваленные снегом дома, машины, деревья, люди. К концу просмотра истории возникает ощущение, что коркой льда покрыты не только изображенные на снимках объекты, но и фотографии сами по себе. Преобладающий серый цвет и монотонная графика с очень редкими вкраплениями цветовых пятен светофоров оставляет ощущение абсолютной безысходности бытия. Мрачности добавляют и черные фигурки людей, растворяющихся в дымке морозного тумана. Кажется, что вся жизнь русского человека состоит изо льда, который он привык пробивать собственной головой, а также, что вечно-терпению его научила температура в -50. Наверное, так оно и есть.

Смотреть историю на сайте Time Lightbox

Франк Херфорт: «Империалистическая помпезность»

Фото (с) Франк Херфорт

После развала СССР во многих городах России и бывших советских республик как грибы после осеннего дождя повырастали офисные здания, жилые комплексы и прочие архитектурные постройки поразительных масштабов и с претензией на имперское величие, берущее свое начало еще в Петровскую эпоху. Задавшись целью «задокументировать» явление так называемой «Новой архитектуры», Франк Херфорт — немецкий фотограф, живущий между Москвой и Берлином, — приступил к реализации проекта таких же эпических масштабов. В течение последних 5 лет он проехал более 7 000 километров по России и бывшим советским республикам, посетил 20 городов и сфотографировал 150 зданий. Результатом работы фотографа стала книга, изданная издательством «Kerber» в апреле 2013. Франк пишет: «Я всегда был очарован новой русской архитектурой и особенно огромными, красочными, имеющими причудливую форму небоскребами, которые, кажется, были брошены на землю богами…»

Искреннее восхищение автора «божественными» творениями позволило создать масштабный и цельный проект. К тому же выбранные для съемки широкий формат и классический стиль как нельзя лучше подошли для реализации подобной задачи. Автору удалось на 176 страницах книги представить всю абсурдность постсоветского времени и существования. Нелепые и помпезные одновременно, здания на фотографиях являются композиционным центром и благодаря этому еще резче начинают контрастировать с реалиями окружающего их мира — того, в котором определяющая роль отводится показному престижу, а проблемы «маленького человека» не представляют никакого интереса. Периодически возникает ощущение, что это все просто хорошо сделанный футуристический проект, выполненный в 3D графике и свидетельствующий о том, что постсоветское пространство стало походить на голливудские декорации из фантастических фильмов. Но увы — старые деревянные постройки и крошечные человечки, на фоне которых вырастают «космические корабли» Новой российской аритектуры возвращают зрителя к осознанию той реальности, которую, как оказалось в итоге, и задокументировал скитавшийся по просторам бывшего СССР немецкий фотограф.

Фотографии из книги на сайте «Le Journal de la photographie»

Эско Манникко и Пекка Турунен: «Ремонт»

Фото (с) Эско Манникко и Пекка Турунен

В галерее «Nordenhake» в Берлине с середины апреля проходит выставка финских фотографов, названная русским словом «Ремонт». Но на представленных в эспозиции фотографиях, которые авторы проекта снимали в течение семи лет в период между 1989 и 1995 годами, не изображено ничего,что бы ассоциировалось с этим словом. На самом же деле речь идет, как это следует из авторского текста к выставке, о развале Советского союза и тех переменах во всех сферах жизни, которые за этим последовали.

Фотографии были сделаны во время путешествий фотографов по Кольскому полуострову — мысу на крайнем севере бывшего СССР, ныне входящему в состав Мурманской области. Именно этот район, соседствующий с Финляндией — не только кладезь разнообразных минералов, но и крупнейшее кладбище радиоактивных отходов еще с советского времени. Но даже несмотря на всю мрачность «постперестроечной» жизни, на теплого тона цветных фотографиях этого нет. Есть другое — любовь и внимание к человеку как таковому, не зависимо от того времени, в которое ему довелось жить. Даже если это время капитального «Ремонта» не только всей окружающей действительности, но и его самого.

Выставка на сайте галереи «Nordenhake»

Витас Луцкус: «Спасение из небытия»

Таня Алдаг, 1969. Фото (с) Витас Луцкус

В Lens Blog NYT вышел материал, призванный напомнить о «короле советской фотографии» — литовце Витасе Луцкусе, о котором говорили, что он снимает «как Бог и как Дьявол одновременно». Сам же он себя называл просто — «дворняжка». С 1960-х до середины 1980-х годов он путешествовал по пространству бывшего СССР, запечатлевая все, что видел вокруг. Таня Алдаг познакомилась с Луцкусом, когда ей было 18 лет и с тех пор была музой и творческим партнером мастера, но после трагической гибели Луцкуса (он покончил с собой после совершенного им убийства), вынуждена была покинуть Литву и переехать в США. И с тех пор творчеству Луцкуса не было оказано должного внимания, в том числе и на родине.

И вот теперь, спустя почти тридцать лет после смерти мужа, 64-летняя Алдаг, которая открыла дом престарелых на собственном ранчо, решила изменить положение дел — весной этого года прошла выставка Луцкуса в литовском посольстве в Вашингтоне, был сделан документальный фильм о творчестве фотографа и в скором времени должны состояться публикации двух книг. По словам Алдагу, пришло время говорить о творчестве мужа — когда она была молодой, не было понимания, что это не просто ее личная жизнь, а часть совсем другой истории — Истории с большой буквы.

Материал полностью на сайте Lens Blog NYT

Текст: Катя Богачевская
Фото на обложке: Витас Луцкус

Расскажите об этом в социальных сетях: