В Ереване состоялась презентация фотоальбома «Визуальная поэзия» Германа АВАГЯНА, а также открылась выставка в арт-кафе «Нававар», где представлены все работы одноименного цикла: армянские поэты старшего, среднего и молодого поколений и их стихи.  М-Журнал Liberty.SU

01

«Странное это дело — лица поэтов. Теоретически облик автора не должен иметь значение для читателей: чтениe — занятие не для нарциссов, как, впрочем, и писание, однако к моменту, когда нам понравилось достаточное число стихов поэта, мы начинаем интересоваться наружностью пишущего. Это, по-видимому, связано с подозрением, что любить произведение искусства означает, распознать истину или ту ее часть, которую искусство выражает. Неуверенные по природе, мы желаем видеть художника, которого мы отождествляем с его творением, чтобы в дальнейшем знать, как истина выглядит во плоти.» (Иосиф Бродский, «Поклониться тени»)

 

Идея этого фотопроекта родилась в 1989 году, когда я поступил в журнал «Гарун» на работу по договору. Никакой стабильной зарплаты, но стабильное общение с молодыми поэтами и литераторами. Это был год пика национального движения в Армении, когда в армянской литературе появились новые имена, не запятнавшвие себя сотрудничеством с коммунистическим режимом.

Безденежье окупалось с лихвой посиделками в барах, где молодые поэты впервые читали свои стихи. Мне, попавшему в инороднюю языковую среду, повезло. Армянскому языку я учился в теплой компании, слушая стихотворения, которые читали сами авторы. Алкоголь лишь ускорял образовательный процесс. Чтобы понять, чем был журнал «Гарун» того времени, скажу лишь, что я знал семьи, которые выписывали два экземпляра журнала, чтобы никто не ссорился из за очередности прочтения. Тираж журнала исчислялся шестизначной цифрой, что для маленькой Армении означало, что каждый двадцатый житель страны был знаком с содержанием журнала и именами авторов журнала.

Именно в то время я познакомился с Арменом Давтяном, Тиграном Паскевичяном, Ваагом Атабекяном, Ваграмом Мартиросяном, Хачиком Манукяном, и другими. В то время я не сомневался в своей гениальности, как фотографа. В молодости мы все гении.. Спустя годы пришло осознание: волею случая баловень судьбы, попав в компанию поэтов и писателей, не был готов к реализации столь серьезного проекта. Любой вариант, который тогда приходил в голову, ставил фотографию в зависимое положение к поэзии. Фотография брала на себя функцию иллюстрации к стихам. Мне этого было недостаточно. Хотелось представить фотографию на равных с поэзией.

Герман Авакян, фотограф

Расскажите об этом в социальных сетях: