Это история о 24 семьях трудовых мигрантов: здесь, в России, и у них дома, в Таджикистане

22

«В ходе работы Ксении над проектом я был свидетелем нескольких случаев, когда она дарила мигрантам [в России] — матерям и отцам — фотографии их детей и родителей, сделанные ею в Бартанге [Таджикистан]. Я видел, как мамы плакали и целовали фотографии своих малышей, а отцы отворачивались от нас, чтобы мы не видели их слез»,- Тохир Каландаров, ст.научный сотрудник РАН

8лет назад друзья из консерватории позвали меня в фольклорную экспедицию в Костромскую область. Там нужно было фотографировать для науки. Это была настоящая экспедиция с учеными: этнографами, антропологами и фольклористами. Именно после Костромы со мной произошло очень много важных вещей. Я полюбила зычное пение, настоящую тягучую народную музыку, узнала, что лучший друг человека — корова, и что вдалеке от Питера и Москвы – Космос. Потом мы еще несколько раз ездили в том же составе по России. Я как-то спросила одного из антропологов, зачем они по несколько недель ходят от дома к дому, отбиваясь от гнуса, чтобы узнать одну строку из обрядной песни. Он мне сказал — антропология — это система, логика, в которой строятся все процессы между людьми, на всех уровнях. Такой большой конструктор, из которого, когда нас не будет, можно собрать целый мир, потому что будет понятно, в каком порядке и пропорциях составлять детали и связи.

Я тогда решила, что хочу заниматься визуальной антропологией. Это то, что нужно чувствовать и понимать — как мы устроены, из чего растем. Изучать человека через визуальную культуру и передавать ее следующему поколению.

«Еще недавно мы жили в мире, где слова что-то значили. Несколько фраз, сказанные две тысячи лет назад, а потом повторенные много раз множеством подвижников, героев и гениев, давали надежду… Пока Слово обесценивалось, в мир пришла фотография. Может, это миф, но ХХ век создал некое ощущение, что, если люди увидят ужасы войны, голода, смерти, это сможет помочь их остановить, преодолеть. Сегодня, в начале третьего тысячелетия, слова и изображения ничего не значат», — Юрий Молодковец, фотограф гос. Эрмитажа

Важно еще и то, что местом действия была Россия и поэтому по большей счету для всех участников экспедиции это были скорее каникулы, чем высокооплачиваемое исследование по чьему-либо заказу. Находясь в одном поле с ними, мысль о том, что люди собираются вместе и работают с утра до ночи и получают кайф, стала для меня абсолютно естественной. Это заразительно, и эта зараза прекрасна.

Помню в деревне Нюхча, Беломорского района, я спросила рыбака: «Михаил Александрович, а зачем же вы столько выпили-то сегодня?». А он мне говорит: «Ксюшенька, так целых два повода: первый — нет в жизни счастья, а второй — что еще делать-то?» Ну вот, мне кажется, поэтому и я делаю то, что делаю…

«Если в наше время и есть смысл что-то делать, то только в координатах Красоты и Искренности. Где как, а на улицах Петербурга прохожие на это еще оглядываются»,-  Юрий Молодковец, фотограф гос. Эрмитажа

Это мой способ изучать мир и накапливать опыт, это делает сильнее, крепче. Мне хочется передавать этот опыт, поэтому я делаю истории. Моя работа — визуальные коммуникации, вот я и делаю то, что умею. За эти проекты мне никто не платит — езжу и живу в этих поездках я «на свои». На печать книги «В холоде» собирала, за это спасибо всем прекрасным людям, кто помогал и, кто работал, как и я, совершенно бесплатно, переводя и редактируя тексты. Кстати да, мне кажется этот «вирус волонтерства» передается, и я очень рада становиться его носителем.

Когда мне трудно, грустно, плохо… я сразу вспоминаю, что когда-либо видела во время съемок, и мне становится стыдно жаловаться. Разные формы жизни, разные люди учат тебя, твое внутреннее фондохранилище расширяется, и ты становишься более эластичным в своих суждения и ощущениях. Проще говоря, если ты видел бОльшую боль, то любая твоя меньшая уже не кажется болью; если ты видел большую любовь и добро — тебе тоже хочется быть добрее. Поэтому ходить и смотреть на людей, делать из этого истории – это то, что делает меня счастливой, и, возможно, кого-то еще.

Используйте кнопку «fullscreen»

© Ксения Диодорова. Памирский дом
© Ксения Диодорова. Памир, Таджикистан
© Ксения Диодорова. Книга "В ХОЛОДЕ"

Фотографии и текст Ксении Диодоровой

М-Журнал: Фотокнигу Ксении Диодоровой «В ХОЛОДЕ» можно приобрести в Москве: в магазине «Гоголь books», ул. Казакова, д. 8. В Санкт-Петербурге: в магазине «Подписные издания», Литейный, 57 или у автора, написав ей email: info@gonzo-design.ru

Расскажите об этом в социальных сетях: