Над проектом «В овраге» фотограф Сергей Трапезин работает уже более года. Героями его истории стали бездомные люди, живущие в парке на склоне оврага в одном из престижных районов Москвы.

Сергей Трапезин. В Овраге. М-Журнал Liberty.SU

В лагере живут десятка полтора постояльцев, ещё около шести человек приходят сюда в гости. Самые первые обитатели облюбовали это место лет двадцать назад. Люди оказались здесь по разным причинам. У кого-то в прошлой жизни была приличная квартира в этом же микрорайоне неподалеку от парка, но сложные отношения с близкими родственниками заставили уйти на улицу.

Сергей Трапезин. В Овраге. М-Журнал Liberty.SU

Как правило, в таких случаях бездомным некуда идти и очень сложно найти работу, которая если и появляется, то не позволяет арендовать квартиру. Многие оказываются не только без крыши над головой, но и без документов, что даже теоретически лишает их возможности официально трудоустроиться.

Сергей Трапезин. В Овраге. М-Журнал Liberty.SU

Восстановление паспорта для них – задача почти невыполнимая. «Мы уходим сюда от своей боли», – говорят обитатели оврага. Многие в таком образе существования находят положительные моменты: спокойная жизнь на природе и душевное равновесие без семейных скандалов.

На момент начала съёмки в овраге было установлено шесть палаток. Их соорудили из картона, фанеры, досок, ковров, целлофана и линолеума, найденных на свалке. Каждое жилище оснащено самодельной глиняно-кирпичной печкой, которая даёт достаточно тепла, чтобы не замёрзнуть и готовить горячую пищу зимой. Летом еду готовят на костре.

Обитатели оврага стараются быть минимально заметными, особенно для местных жителей. «Мы никого не трогаем, и пусть нас никто не трогает», – спокойно рассуждают они. К примеру, собачники, гуляющие в парке, прекрасно знают о бездомных, а некоторые даже с ними общаются.

Полиция же периодически разгоняет поселение. Однако людям всё равно некуда уходить, поэтому через некоторое время лагерь возникает снова, немного в другом месте. В один из таких разгонов большинство палаток было сожжено, а на том месте до сих пор не растёт трава и стоят обуглившиеся деревья.

Некоторые из жильцов лагеря работают в окрестностях. Деньги в основном получают от сдачи вторсырья (цветные металлы, алюминиевые банки, стеклянные бутылки), а также от продажи найденного добра постоянным скупщикам или случайным покупателям. Когда денег совсем не хватает, в ход идёт лом из чёрных металлов.

Сергей Трапезин. В Овраге. М-Журнал Liberty.SU

У бездомных налажена связь с людьми, которые подъезжают прямо к оврагу, здесь же взвешивают товар, загружают его и платят по 4 рубля за килограмм.

Сергей Трапезин. В Овраге. М-Журнал Liberty.SU

Значительная доля доходов тратится на выпивку и сигареты. Мясо, рыба, овощи и фрукты добываются в мусорных контейнерах, куда выбрасывают продукты с истекающим сроком годности. «Пока в Москве есть дорогие магазины, мы голодными не останемся», – утверждают в овраге. Дешёвые магазины часто избавляются от уже испортившихся запасов, а дорогие – больше заботятся о своих покупателях и утилизируют товар заблаговременно. При этом работники обязаны нарушать целостность упаковки, чтобы продукты никем не использовались для перепродажи, поэтому бездомные вынуждены выбирать наименее повреждённые пачки. Иногда еду поливают хлоркой, чтобы никому не досталось.

Сергей Трапезин. В Овраге. М-Журнал Liberty.SU

Несмотря на, казалось бы, беспросветную перспективу, случаются и счастливые истории. Один человек, проживший в овраге около десяти лет и оказавшийся здесь из-за конфликта с родственниками, вернулся в свою квартиру. Кто-то из его семьи умер, кого-то посадили в тюрьму, а бывший бездомный сейчас получает пенсию по инвалидности, ходит опрятно одетым, часто заходит в гости в овраг и говорит: «На всё нужно время. Надо просто уметь ждать». К нему в холодильник передают на хранение мясо, если его удалось найти слишком много; к нему же иногда ходят помыться.

Сергей Трапезин. В Овраге. М-Журнал Liberty.SU

БЕЗДОМНЫЕ РАССКАЗЫ

Сергей Трапезин. В Овраге. М-Журнал Liberty.SU

Валя похвастала, что её однажды забрал наряд милиции и привёз в местный участок: «Патрульные были из новеньких, а с дежурным Борей мы давно знакомы. Смотрит он на меня и спрашивает, зачем, мол, её привезли. А я говорю: ”Боря, ты что, мне не рад? Я к тебе в гости приехала, а ты мне даже не наливаешь!” Выгнали меня, а через два часа патруль сменился и снова меня отправил в каталажку. Борис криком кричать стал и опять прогнал. Выхожу, а у двери пакет с помидорами и бутылкой водки. Гостинцы я забрала себе».

 

Сергей Трапезин. В Овраге. М-Журнал Liberty.SU

Та же Валя рассказала, что однажды к ним наведалась сотрудница социального патруля и сообщила, что «погромщиков», которые нападают и грабят обитателей оврага, нанимает полиция, чтобы выжить бездомных с вверенной территории. Стражи порядка как будто даже угрожают «погромщикам» большими сроками и в качестве альтернативы предлагают досаждать беднягам. Костя с Мишей однажды поймали двоих в то время, когда те шарили в палатке Трактора. Эти двое, представившись правоохранителями, сразу потребовали у хозяев документы, на что Костя в ответ тоже запросил предъявить удостоверение. Естественно, корочек у визитёров при себе не оказалось, как и патрульной машины, которая, по уверению гостей, должна стоять наверху. В руках один из них держал крестовую отвёртку Трактора. Самозванцев немедленно выдворили прочь.

 

Сергей Трапезин. В Овраге. М-Журнал Liberty.SU

В мае умерла Гала, подруга и любовница Трактора. Она несколько месяцев лежала, не вставая, так как из-за выпивки у неё отнялись ноги. Гала продолжала нещадно пить, а Трактор активно ей в этом содействовал. Однажды Трактор, увидев резко ухудшившееся состояние женщины, вызвал скорую. Ещё живую, её погрузили в машину, которая даже не тронулась с места – Гала очень скоро скончалась. Через пару недель Трактор с Игорем принесли большие горшки с цветами и поставили их на месте, где стояла скорая. С тех пор цветы на этом месте появляются периодически.

 

Сергей Трапезин. В Овраге. М-Журнал Liberty.SU

Костя рассказал, что как-то увидел он на помойке выброшенный холодильник – большую ценность, так как из него можно извлечь цветной металл (компрессор, трубки и т. д.), а сам корпус – сдать на чермет. В тот же самый момент агрегат заметил местный дворник. Они оба одновременно побежали к холодильнику – кто вперёд положит руку сверху, тот и хозяин. Первым прибежал Костя.

Сергей Трапезин. В Овраге. М-Журнал Liberty.SU

Полноправными обитателями оврага являются кошки. За ними по мере возможностей ухаживают, их кормят и дают приют. Зимой кошки всё время жмутся к печке, а иногда греются внутри неё на тёплой золе. Из-за этого часто происходят разные казусы. Однажды Саша собрался затопить печь: пошуровал кочергой, убедился, что никого там нет, заложил газеты с дровами и поджёг. Через несколько секунд оттуда вылетел котёнок, а спустя пару мгновений следом за ним – крыса.

Сергей Трапезин. В Овраге. М-Журнал Liberty.SU

Однажды Борис, бывший когда-то фотографом, почему-то решил, что мне нужен другой объектив, несмотря на все мои заверения в обратном. «Ничего, – говорит, – мы тебе найдём отличное стекло». И действительно, через несколько дней он принёс мне объектив Minolta. Правда, пластмассовый и без байонета. Ещё Борис вручил мне два новеньких фильтра в упаковке. Потом он находил ФЭД и даже пару раз работающие цифровые камеры.

Сергей Трапезин. В Овраге. М-Журнал Liberty.SU

БЕЗДОМНАЯ ПОЛИФОНИЯ

Когда я начинал работать над проектом «В овраге», не все обитатели лагеря позволили их фотографировать, поэтому мы с ними договорились, что я не буду их снимать без «особого» разрешения. Они всегда относились ко мне доброжелательно и в результате даже те, кто сначала отказывался, со временем тоже согласились на съёмку.
Так мы, можно сказать, подружились. Однажды я помогал Косте нести тяжёлую сумку с мясом. Мы остановились у метро – на помощь подошёл Миша – и Костя, благодаря меня перед расставанием, сказал: «Если вдруг что, обращайся – поможем. Мало ли, проблемы какие… Бомжи бывают часто эффективнее полиции».

Фотографии, текст, видео: Сергей Трапезин

Расскажите об этом в социальных сетях: