Река Волга, село Галка (бывшее поселение Meierhöfer) , Камышинский район, Волгоградская область

Царица Екатерина, немка, соблазнила нас новыми землями, вывезла из Европы и расселила в Поволжье на благо Великой России. Так до сих пор и живем…» – объяснила нам деревенская женщина с профилем и бюстом Екатерины Великой.

В 1941 году, после начала Отечественной войны, немцы Поволжья, как и некоторые другие «неблагонадежные» народы России, были выселены в Казахстан и Сибирь, и только после смерти Сталина (1953) у них появилась возможность вернуться в места, ставшие уже родными, на реке Волге. Большинство вернулось и в своё село Галка.

В конце 80-х–начале 90-х годов по специальной государственной программе Германия стала помогать своим соотечественникам – выделялись деньги на строительство домов немцев в сёлах и деревнях Поволжья. Кроме того, постоянно поступала гуманитарная помощь: «Там было всё! – объясняет нам «русская немка». – Даже всё для женщин!» Если кто не знает, то советская промышленность не выпускала прокладки и тампоны, и товарищи-женщины были вынуждены пользоваться марлей и ватой в городах или просто чистыми тряпками в деревнях, которые стирались один раз в месяц до следующей менструации.

В конце концов «русским немцам» было предложено вернуться в Германию. «Многие вернулись. Почти все, – говорит Владимир Александрович Ган (62). – Остались только те, кто не мог уехать из-за судимости или «сильно обрусевшие». Однако и сам господин Ган, хоть и уехал на свою историческую Родину, но вскоре вернулся: «Ну максимум месяц я могу там прожить. Потом спать не могу. Волга снится. У меня тут хозяйство: скот, трактора, два катера, и я самолеты конструирую… Ведь что человеку надо? – Думать и решать сложные задачи. Иначе зачем жить?»

Как говорят одни в селе про Владимира Гана: «Он построил четыре самолёта и четыре раз упал с неба, чуть дочь свою не угробил, летая с ней над нашей деревней». Но другие уверены: «Он – немец, самолёты строит – к войне готовится!» И действительно, в деревенском ангаре Владимира Гана стоит самолёт новой конструкции, ещё не достроенный, без крыльев, но уже с мотором. Я не мог удержаться и спросил: «А Вы танки не строите? Говорят, немецкие танки самые лучшие». Было не похоже, что господин Ган обиделся, он просто ответил: «Я не люблю примитивные конструкции» и рассказал такую историю:

«Всю жизнь я проработал в рыбнадзоре. Однажды зимой еду на «Буране» по льду реки, смотрю – какая-то сеть браконьерская, чуть ли не на канат привязана. Обрубил лёд вокруг, потянул. Тяжело. Дело уже к вечеру было. Обрубил лёд вокруг ещё больше, запустил руку в воду и выдернул её немедленно! Вроде как человек привязан за канат, а не сеть. Голова в шапке, но только он какой-то отвердевший весь, как камень… Запустил руку в воду опять… И снова выдернул – как обжёгся! Нет, человек! Темнело. Решил уехать домой и вернуться утром с сыном. Приехали с рассветом. Теперь сын запустил руку в воду и тоже немедленно выдернул: «Человек, говорит, но почему он замерз так в воде? Не должно этого быть… Обрубили ещё лёд вокруг и попытались вытянуть… И вот показалась голова в солдатской каске, а потом и лицо, сделанное из бронзы. Это был памятник! Статую Ивана уложили в сани, укрыли одеялом, чтобы не замерз, и привезли домой… »

В то же самое время участковый милиционер разыскивал статую «Неизвестному солдату», которую украли местные «предприниматели», чтобы продать другим предпринимателям как цветной металл. Но участковый «взял след», и испугавшиеся воришки были вынуждены спрятать «Ивана» на дне реки, привязав его за шею канатом.

«Я позвонил участковому, и он сказал мне: «Ну, поставь статую в своей деревне – дело закрыто…» Я поставил Ивана рядом со своим домом – в саду. Пусть, думаю, стоит. Памятник же. Мимо моего дома всё время ходила старая немецкая бабка в магазин. Немного слеповатая и глуховатая. Когда она проходила мимо Ивана, то всё время говорила «Гутен таг, херр Ган», а статуя ей не отвечала. Тогда она жаловалась продавщице магазина, что господин Ган перестал с ней здороваться…

Только однажды мне позвонили из администрации района и предложили поставить памятник Ивану рядом со школой в соседней деревне – чтобы дети знали о войне. Я не согласился и сделал им деловое предложение: вначале сад сделайте у школы, а потом мы памятник там поставим, но они отказались…»

«Зачем Ивану сад?», – говорит женщина с профилем и бюстом Екатерины Великой. – Пока немцы не приехали в эти края, здесь была только степь, да степь кругом».

Так и получается, что Неизвестный солдат стоит в немецком саду, потому что «русский сад» для Ивана ещё не вырастили,  в отличие от сада Эдемского …

Олег Климов (фото и текст)

Расскажите об этом в социальных сетях: