Река Волга, село Шиловка, Ульяновская область

Eсть в селе Шиловка Ульяновской области меловой завод. Вернее, был, советский, 1956-го года постройки. Но его сейчас реконструируют (что, по сути, означает, что старый снесли и строят новый, более глубокой степени переработки, на современном оборудовании и в соответствии с современными и вроде как даже опережающими экологическими нормами). Вернее, хотят построить.

Но новый завод хотят не все. И из-за этого разгорелась настоящая информационная война, вольными и невольными участниками которой оказались жители Шиловки, владельцы завода, экологи Ульяновской области, жители и администрации ближайших населенных пунктов, в том числе районного города Сенгилей.

Дело в том, что в этой местности не просто красивые места – живописные холмы, источники, овраги, родники. Здесь недалеко в 2008 году был создан Государственный комплексный ландшафтный природный заказник «Сенгилеевские горы». Это означает, что в заказнике нельзя проводить никакие работы, изменяющие ландшафт.

Помимо красоты и уникальности ландшафта (в числе прочего на относительно небольшой территории представлены сразу 3 природных зоны: степь, лесостепь и лес), здесь также распространены многочисленные виды растений и животных. Но все эти территории, а также соседние на много километров прекрасные холмы, содержат мел в больших количествах. А мел и вообще известняк (точнее, карбонат кальция) – сырьевая основа для производства: лакокраски, шпаклевки, цемента и, конечно, используется в фармацевтике. Поэтому в этих местах еще в царские времена добывали мел: вручную вырубали куски, свозили на телегах на пристань в Шиловке, обратно в гору тащили телеги волы. Говорят, здесь добывалось 6 млн. тонн известняка в год.

В советские времена часть земель ушла под воду при создании Куйбышевского водохранилища в 1953 году. Старая пристань вместе с большей частью села Шиловки и с церковью тоже была затоплена. Добыча мела не достигла дореволюционного размаха. К счастью для здешнего ландшафта. Потому что в те времена мало кого волновали такие вещи, как восстановление поверхностного слоя после завершения добычи, выбросы пыли… Не говоря уже о «высоких материях» вроде сохранения ландшафта.

Сейчас богатство, спрятанное в окрестностях заказника, способно привлечь сюда как минимум добывающую промышленность. И привлекает. Например, на полпути от Шиловки до Сенгилея (если идти по воде) на берегу Волги стоит красивый сине-белый цементный завод. С фарватера не понятно, работает ли он, потому что мы привыкли, что цементный завод – это что-то, имеющее цвет цемента без малейших вкраплений хоть какой-либо краски. Здесь же серый только асфальт. Уже интересно.

Мы решили выяснить, что происходит в Шиловке и связались с Генеральным директором мелового завода «Шиловский» Искандером Касимовым. На встречу приехал энергичный молодой человек, который вместо того, чтобы начать, как мы ожидали, защищать завод и нападать на экологов, стал рассказывать массу интересных фактов из истории здешних мест, показал исторические здания в Сенгилее, рассказал про особенности местного ландшафта, провез по заказнику, показал и рассказал о достопримечательности… С первых же минут разговора, при той глубине знаний о локальной истории и том азарте, с которым это все рассказывалось, трудно было поверить, что этот человек способен пожертвовать всем этим ради чего бы то ни было. И впоследствии мы в этом убеждении только укрепились.

То, что сейчас делается в Шиловке, по крайней мере формально – это не строительство нового завода, а реконструкция старого. При этом вместо действительно экологически вредного производства создается завод совершенно другого класса экологической безопасности. Более того, на новый завод уже закуплены фильтры, о которых Искандер Касимов, с присущим ему воодушевлением, рассказывал что они не только обеспечивают защиту от пыли на оставшиеся 2% из 100%, но и обеспечат получение самого ценного мелкодисперстного сырья. Таким образом, и воздух будет чистым, и завод на очистке получит дополнительную и весьма существенную прибыль.

Кроме того, в Шиловке есть проблемы с водой, а после дождей при осушке мела из 10 тонн сырья выпаривается до 2,5 тонн воды, которую планируется поставлять в поселок. После выхода на проектную мощность завод создаст около 80 рабочих мест, что весьма существенно для поселка, в котором здесь работают лишь несколько десятков человек в местном, далеко не процветающем совхозе, а остальные ездят на «вахты» в Москву, Санкт-Петербург и другие крупные города. Это при том, что зарплаты на заводе выше (и это подтвердили сами работники), чем получается «на круг» у «вахтовиков» (с учетом времени отдыха от вахт и дороги).

Со слов руководителей завода, они недавно встречались с представителями оппонентов- экологов. Одним из основных разногласий оказался… — цвет будущего завода. Проект завода предусматривает синий, чтобы снизу завод не сильно выделялся на фоне неба, а экологи, по словам директора, ратуют за зеленый, чтобы сверху завод не выделялся на фоне холмов.

К сожалению, комментарии представителей экологической палаты Ульяновской области получить не удалось, так как на электронное письмо ответа мы не получили, а телефоны, указанные на сайте, либо не работают (телефон самой палаты), либо ошибочны (пресс-центра).

© Александр Аксаков

С другой стороны, опасения оппонентов тоже не кажутся абсолютно надуманными. Ведь такое производство требует добычи сырья. Завод имеет лицензию на разработку месторождений общей площадью 22 гектара. Естественно, на территориях вне заказника. Это объемы, в десятки раз меньшие, чем в дореволюционные времена и в разы меньшие, чем в советские. При заранее запасенных и скрупулёзно рассчитанных и учтенных отвалах на восстановление поверхностного слоя. Но все равно вмешательство в ландшафт. Как, впрочем, вмешательством в ландшафт является и недавно законченное строительство двух дач в Шиловке, перегородивших всю жизнь существовавший общественный проход к Волге.

Пройдены все экспертизы на новый завод, получены все разрешения и необходимые лицензии, но оппоненты, в числе которых и жители Шиловки, уверены во вредности завода. К нашему удивлению, Искандер Касимов  по собственной инициативе повез нас к местной жительнице, с которой сам не был знаком – ветерану еще советского завода. Казалось, сейчас нам расскажут и покажут, что местные жители в лице этой женщины поддерживают реконструкцию. Но все оказалось интереснее. Людмила Петровна сходу стала жестко критиковать идею восстановления завода. Причем ее критика выглядела вполне убедительной, так как человек действительно посвящен в технологии и, соответственно, знает все потенциальные угрозы производства для окружающей среды и местности.

В ходе разговора выяснилось, что подавляющее число опасений и возражений местных жителей основаны на незнании того, что происходит и что планируется сделать: самосвалы, которые сейчас ездят через село, это не заводские, а соседних строителей газопровода, а завод строит объездную дорогу; выбросов пыли в воздух не будет, потому что уже закуплены фильтры для задержания пыли – самого ценного сырья, шума не будет слышно вообще даже на территории завода.

В Шиловке, как и во всех других уютных и живописных местах, растет число и процент дачников – жителей, которые приезжают сюда только летом и которые живут и работают в других местах, в основном в больших городах. Совершенно очевидно, что у дачников строительство даже сколь угодного чистого завода (впрочем, равно как и вообще любое строительство по соседству) не может вызывать одобрения: они это место выбрали из-за природы и поэтому нет и не может быть ни одного аргумента «за». Другое дело — местные жители, для которых это не только хорошая работа, но и наполнение местного бюджета, развитие территории и инфраструктуры. Просто их возражения, как показал разговор, базируются большей частью на слухах и незнании. К тому же, по большому счету, выбирать-то надо между старым советским заводом и новым, современным и безопасным. Другое дело, что старый уже снесли, но снесли специально под строительство нового… Если заводу быть, то хочется верить, что есть лишь одна проблема между производственниками и экологами — какой цвет лучше для завода – «небесный синий» или «лесной зеленый».

© Александр Аксаков
© Сергей Трапезин
© Александр Аксаков
© Сергей Трапезин
© Сергей Трапезин
© Александр Аксаков
© Сергей Трапезин
© Александр Аксаков
© Александр Аксаков

Сергей Трапезин (текст, фото)
Александр Аксаков (фото)

Расскажите об этом в социальных сетях: