ВИЗАНТИЙСКАЯ ГРУСТЬ В РУССКОЙ ДЕРЕВНЕ

Небольшое малоизвестное село Учма раскинулось на правом берегу Волги в десяти километрах от Мышкина и в двадцати двух – от Углича в Ярославской области.

В РУССКОЙ ДЕРЕВНЕ. М-ЖУРНАЛ LIBERTY.SU
Фотография из альбома Зябловых, 50-е годы. Деревня Ивцино, 2 км от Учмы.
В РУССКОЙ ДЕРЕВНЕ. М-ЖУРНАЛ LIBERTY.SU
Фотография из альбома Фоминых, 1950-е годы, д. Учма. Два первых парня на деревне: Владимир Лобазов и Федор Бутусов. У крестьянина практически не было возможности покинуть колхоз из-за отсутствия паспорта. Поэтому при любой возможности юноши и девушки старались найти способ выправить документы и уехать. Федор жил в г. Ленинграде, а его друг – в Рыбинске. Их судьба неизвестна. Паспорта учемским колхозникам выдали лишь в 1979 году.

С 2000 года с географических карт России было стёрто более 30000 деревень. Вместе с людьми, жившими некогда в сельской местности, исчезла весомая часть тысячелетней культуры. И если раньше знания о семейных устоях передавались естественным образом, из поколения в поколение, то сейчас эта цепочка разорвана.

Фотографии из семейных альбомов и записанные рассказы о повседневной жизни крестьянина с его радостями и горестями, являют собой бесценный источник памяти.
Учемцы тут трудились, смеялись и плакали, умирали и рожали, вряд ли задумываясь о связи истории своей малой родины с историей большой. И тем не менее, эта связь существует.

В конце XV века на живописном волжском берегу была основана Успенская Учемская Кассианова Пустынь. Ее возникновение связано с Константином Мангупским, европейски-образованным греческим князем из рода Палеологов и Великих Комнинов.

После крушения Византийской Империи, он поселился в Риме, путешествовал и был окружен блистательными творцами эпохи Возрождения. Прибыл в Москву в свите Софьи Палеолог, в Ферапонтовом монастыре принял постриг с именем Кассиан, нашел свое вечное пристанище в Учме и был причислен к лику православных святых.

В РУССКОЙ ДЕРЕВНЕ. М-ЖУРНАЛ LIBERTY.SU
Фотография из альбома Зябловых, 50-е годы. В деревнях было принято «перегащиваться»: девушка выбирала себе подругу с противоположного берега, и они ездили друг другу в гости. Деревня Ивцино, в котором жила семья Зябловых, находится на правом берегу Волги. Мышкин – на левом.
В РУССКОЙ ДЕРЕВНЕ. М-ЖУРНАЛ LIBERTY.SU
Фотография из альбома Груздевых, начало 1950-х, д. Верхние Плостки (3 км от Учмы). Ольга Васильевна Груздева, стоит 2-я справа, во время войны работала председателем колхоза. Потом стала работать почтальоном и ходила до отделения связи пешком, по 16 км в одну сторону. В 87 летнем возрасте ей пришлось бросить работу по настоянию дочери.
В РУССКОЙ ДЕРЕВНЕ. М-ЖУРНАЛ LIBERTY.SU
Фотография из альбома Степаненко, Учма, 50-е годы. Вокруг Андрея Михайловича Степаненко всегда крутились дети: он работал конюхом, и иногда разрешал ребятам покататься на лошадях. По воспоминаниям Василия Гурьевича Смирнова: «Мы ходили за ним и канючили: «Дядь Андрей, дай прокатиться, дай прокатиться!» Пока старшие ребята не научили нас, как надо действовать. Они подсказали, что надо подойти к нему со словами: «Андрей Михайлович, начальник Конпарка, дайте, пожалуйста, на лошади прокатиться!» Как только мы так обратились, он сразу растаял и выделил нам с Ромкой по лошади». В Учме была конюшня на 50 лошадей, да и в соседних деревнях тоже лошадей держали. Постепенно их заменяли трактора, и в начале 90-х годов последнюю колхозную лошадь продали на мясо.

Успенская Учемская Кассианова Пустынь пережила польско-литовское нашествие и просуществовала до 1764 г. Указом Екатерины Великой монастырские земли были национализированы: крестьяне стали государственными, а церкви – приходскими. Дальнейшую судьбу храмов определил 1917 год.

Когда нависла угроза раскулачивания, наиболее зажиточные крестьяне создали колхоз «Красная Учма», выправили чистые документы и разъехались. В 30-е годы ожидалось затопление. В 1935 году все церкви были отобраны у религиозной общины и закрыты. В бывшем Учемском монастыре расположился Волголаг, и поселились заключенные. Храмы были разрушены, и после завершения строительства Рыбинского водохранилища и разлива Волги в 1940-е годы, высокий берег, на котором они стояли, превратился в узенькую косу на мелководье.

К этому моменту в Учме большинство домов опустело. В деревнях, как и сейчас, жили практически одни старики. Но вопреки прогнозам, Учемская слобода осталась на суше, и в ней поселились жители ушедших под воду земель мологского уезда.

Они пополнили колхоз «Красная Учма», позднее переведенный на рыболовецкий устав: на затопленной территории Рыбинского моря создалась богатая кормовая база. Но в 70-е годы рыбхозяйство ликвидировали, и ловлю запретили под страхом наказания за браконьерство.

В РУССКОЙ ДЕРЕВНЕ. М-ЖУРНАЛ LIBERTY.SU
Фотография конца 50-х годов из альбома Уткиных. Учма. Василий Уткин поднимает своего односельчанина Сашу Торопова над волжскими просторами. На сегодняшний день - единственные мужчины старшего возраста, оставшиеся в Учме. Из воспоминаний В.И Уткина: «Раньше весело было… Танцплощадка была, народу много было… Сейчас захирело все. В город все уехали. А кто – умер»
В РУССКОЙ ДЕРЕВНЕ. М-ЖУРНАЛ LIBERTY.SU
Фотография из альбома Гусевых. Учма, 50-е годы. После затопления Рыбинского моря, образовалась хорошая кормовая база для рыбы. Была создана рыболовецкая артель «Красная Учма». По воспоминаниям Лидии Петровны Смирновой, ловили и зимой, и летом. До города Мышкина плавали на веслах (около 10 км). Невод длиной 360 метров вытаскивала бригада из 10-12 человек. Максимальный зафиксированный улов – 27 тонн. В 70-е годы артель закрыли, колхоз стал сельскохозяйственным. А рыбный лов запретили под наказанием за браконьерство.
В РУССКОЙ ДЕРЕВНЕ. М-ЖУРНАЛ LIBERTY.SU
Фотография из альбома Волченковых. Учма, 1960-е годы. Борис Волченков жил в Рыбинске, и в жены взял учемскую девушку Капитолину. 50-километровая поездка из Учмы в город занимала полдня на автобусе или автомобиле, на мотоцикле – несколько меньше. Ехать приходилось по «каменке», которую выложили заключенные в 1935-38гг.. Когда в 2008-м году наконец сделали асфальт, 80-летняя учемская жительница Антонина Васильева расплакалась. Говорит, опоздали на 30 лет: деревни уже опустели.
В РУССКОЙ ДЕРЕВНЕ. М-ЖУРНАЛ LIBERTY.SU
Поле около деревни Учмы, 80-е годы. В 2003-м году окончательно ликвидировали колхоз. Коса и соха стали не нужны, все поля вокруг Учмы распроданы и заросли деревьями. На сегодняшний день в Мышкинском районе крайне редко можно встретить поля пшеницы и ячменя. Иногда встречается овес. Ни одного поля ржи за последние 10 лет засеяно не было.

Учемские граждане колхоза «Дружба» получили паспорта лишь в 1979 году. Покидать родные места крестьяне не спешили. Но хозяйства теряли свою силу, уходил дух крестьянства, коллективного труда. В годы «перестройки» закрыли ферму, телятник, продали на мясо последнюю лошадь с конюшни. Стали не нужны сельскохозяйственные постройки. К началу XXI века земля-кормилица была приватизирована, распределена в паи между колхозниками и распродана новым хозяевам под строительство коттеджей. В составе колхоза «Дружба» остался один человек: председатель. На сегодняшний день в Учме зимует около двадцати человек. Поля, многие века кормившие и крестьян, и горожан, зарастают лесом.

На подтопленном полуострове, бывшем когда-то высоким берегом Волги, на холме из разбитого кирпича, оставшегося от Успенской соборной церкви, вблизи места, где покоятся мощи Святого Преподобного Кассиана, в 1989 году местным жителем Василием Гурьевичем Смирновым и единомышленниками из Мышкинского Народного музея был установлен поклонный шестиметровый крест. В 1993 году Василий Смирнов построил памятную часовню.

По словам философа Владимира Соловьева, Россия всегда держалась на трех китах: дворянской усадьбе, монастыре и деревне. В XX веке все изменилось. Монастыри закрыли и разрушили, усадьбы разорили и разграбили. Дольше всех держалась деревня. Но пришел и ее черед.

В РУССКОЙ ДЕРЕВНЕ. М-ЖУРНАЛ LIBERTY.SU
Фотография из семьи Щурковых. Учма, конец 30-х годов. Всего у Щурковых было пятеро детей. Второй справа – Георгий Иванович, дядя Гоша, как его называли. Из воспоминаний: «До 37-го года, ведь не говорят правды-то, заключенные жили лучше колхозников. Как мы жили-то? Получали они до 180 рублей ежемесячно, ларек на зоне был с продуктами и сигаретами. У нас в магазине того не было... А питались они: мясо – все время, рыба – постоянно. Первое, второе – всегда давали. Мы кормились полностью за счет них. Я носил им молоко, четыре кринки… Лет 12 мне было. Тяжело, но ничего, нес. А оттуда едва тащился: наливали полные кринки каши». Г.И. Щурков умер в Учме в 2013-м году, в возрасте 90 лет.

НЕКОММЕРЧЕСКОЕ ЧАСТНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ КУЛЬТУРЫ
УЧЕМСКИЙ МУЗЕЙ ИСТОРИИ КАССИАНОВОЙ ПУСТЫНИ И СУДЬБЫ РУССКОЙ ДЕРЕВНИ

представляет выставку

ВИЗАНТИЙСКАЯ ГРУСТЬ РУССКОЙ ДЕРЕВНИ

ОТКРЫТИЕ: 18 апреля 2016 г. в 19.00 в Галерее Беляево, Москва, ул. Профсоюзная, д.100

С уважением и надеждой на встречу,
Елена Наумова, директор частного Учемского музея

Расскажите об этом в социальных сетях: