Фотограф Дмитрий Марков является волонтером нескольких благотворительных организаций, помогающим детям в Пскове. Публикуя фотографии в Instagram, он надеялся привлечь внимание российского общества к проблеме детей-сирот в России, но благодаря этому пока только выиграл грант в Америке, который был придуман в качестве поощрения фотографам, использующим социальную сеть Instagram для того, чтобы рассказывать миру о малоизвестных местах. В интервью журналу Time magazine  Дмитрий Марков сказал, что полученный грант поможет ему рассказывать больше историй и расширить географию съемок. Несколько месяцев фотограф намерен провести в Новосибирске, помогая местным социальным службам, в том числе с помощью инстаграм. М-Журнал Liberty.SU

Я недавно написал в инстаграм: «Друзья, если я буду публиковать тут истории людей, которым нужна помощь, кто-то готов поучаствовать?» Мне ответили 350 человек за сутки!

Он-лайн чат-интервью с Дмитрием Марковым (Псков-Москва)

12.11.2015 16:37 Олег Климов:
Я помню твою серию Переходный возраст, она была давно, но до сих пор в памяти. Что изменилось с тех пор у тебя и в твоей фотографии?



Дмитрий Марков:
Сложно сказать) Там была история посвященная конкретным ребятам в ситуации выхода из детского дома и я всячески пытался раскрыть эту тему. Сейчас я почти не снимаю сериями, просто фотографирую на телефон всякие сюжеты, которые кажутся интересными. Они вроде не объединены каким-то событием или историей, но визуально, похоже, продолжают «сиротскую» тему. Причем даже если в кадре обычные дети… Как-то на пикнике снимал довольного сына своей знакомой, но в результате получился портрет, под которым десятки людей написали «бедные брошенные дети, как же им живется…»



Олег Климов:
Другими словами, чтобы не снимал, все равно получаются «сиротские дети»?

Дмитрий Марков:
Что-то вроде того. Не обязательно дети, получается какое-то сиротское настроение)

Олег Климов:
Ты считаешь это психотип автора или обьективная реальность?

Дмитрий Марков:
Конечно, это личное. Я к этому целенаправленно шел. Фотография для меня — это такая отдушина, куда я не хочу впускать редакторов, заказчиков и т.д. Даже если я еду куда-то снимать благотворительный проект, я стараюсь не подписываться под результат. Получится — хорошо. Не получится — значит нет.

Олег Климов:
Я правильно понимаю, что социальная тема, помощь, благотворительность, волонтерство — основное в твоей жизни, а фотография, тексты, журналистика — лишь инструменты? Ты родился в Москвской области, учился, работал в газете в Москве, но уже давно живешь в Псковской области, переезд был связан с работой волонтером в доме-интернате?

Дмитрий Марков:
Да, переезжал я туда работать. Сейчас просто мне тут удобней жить, я уже отвык от Москвы. Мне сложно сказать, что основное, а что нет. Иногда, когда устаешь от «полевой работы», больше концентрируешься на фотографии, и наоборот, когда ничего не выходит снять, больше сосредотачиваешься на социалке.

Олег Климов:
Я читал, что ты был впервые «очарован журналистикой» по причине того, что твоя первая заметка в газете была на социальную тему про твоих не совсем «благополучных друзей», она имела успех и отклик у читателей. Ты по прежнему веришь в такого рода помощь журналистики ?

Дмитрий Марков:
Помощь в смысле людям?

Олег Климов:
Да, журналистика еще способна помогать людям?



Дмитрий Марков:
Скажем так — для меня эта мотивация не срабатывает) Но я не готов заявлять что журналистика способна/неспособна помогать людям. Думаю, что всё в конечном итоге определяется автором и его пониманием помощи. А социалка, особенно на первых порах, сильно затягивает. Это вообще весьма мощный опыт — влиять на жизнь других людей.

Олег Климов:
Журналистика тоже этим занимается.

Дмитрий Марков:
Согласен, но это несколько другой механизм.

Олег Климов:
В чем?

Дмитрий Марков:
Зависит от того, какие задачи. По разному все. Просто это влияние глубже, шире и распространяется на конкретного человека или группу лиц. Я упомянул о «влиянии на жизнь других людей» в контексте того, что на первых порах увлечение благотворительностью очень затягивает. Но я не уверен, что это хорошо потому, что где-то в самом ядре этого явления лежит гордое понимание и знание, что будет для кого-то лучше и, тем самым, ты возвышаешься над другим человеком. Поэтому, в последнее время, я стараюсь влиять исключительно на собственную жизнь.

Олег Климов:
Это получается? Грант Getty images $10 000 и поездка в Америку — результат влияния на собственную жизнь?

Дмитрий Марков:
Но, вообще-то, я говорил больше о духовных сферах. Наверно связь есть. В 2012 году у нас погиб один из воспитанников, я ушел из организации и был в продолжительном ступоре и запое. Потом меня посетила светлая мысль, что надо перестать чего-то ждать от людей, от фотографии, от жизни вообще. И всё как-то стало налаживаться. Кстати, я на телефон начал снимать именно тогда. Мне понравилось делать ни к чему не обязывающие картинки, не угнетать себя размышлениями как потом их собрать и куда отправить, а просто ходить и щелкать, как в первые дни, когда я купил камеру.

Ну а про грант — это просто: мне кто-то скинул ссылку и я тупо, через гугл-транслейт, заполнил заявку за 3 минуты.

Олег Климов:
:)) я так и думал, но ты победил! Поздравляю! Насколько понимаю, ты не учился фотографии специально?

Дмитрий Марков:
Нет, я учился у Лапина ;)

Олег Климов:
Правда? Когда?

Дмитрий Марков:
С 2006 года более-менее интенсивно, а потом с 2007 наездами, когда в Москве бывал.

Олег Климов:
Что он говорил о тебе как о фотографе?

Дмитрий Марков:
Он некоторое время не одобрял все это: сироты, стены детдома, а потом, когда я переехал в деревню, принял-таки!

Олег Климов:
Лапин был  «сторонник формы» в фотографии, мне кажется, что тебе важнее «содержание», не правда ли? Но сейчас мне понятно откуда у тебя «форма» и откуда «содержание».

Дмитрий Марков:
Не знаю, я не уверен, что содержание для меня как-то особенно важно. Многие видят в них какие-то свои смыслы, не думаю, что я могу на это влиять.

Олег Климов:
Я видел много селфи на ФБ, когда ты был в Америке. Это были достаточно счастливые селфи, там отсутствовало «сиротское настроение»? ;)

Дмитрий Марков:
Селфи — это дуракаваляние в фесбуке :) К фотографии оно не имеет отношения.

Олег Климов:
Инстаграм имеет отношение к фотографии? Кстати, там нет селфи. Там есть системность, выдержанность…

Дмитрий Марков:
В инстаграме строгий поток картинок. Более или менее интересных фотографически. Я там не размещаю селфи и не матерюсь :)

Олег Климов:
У тебя нет планов сделать офф-лайн выставку в России, в Москве? Есть предложения?

Дмитрий Марков:
Нет, не предлагали, да и не думал как-то. Честно говоря, я равнодушен к выставкам. Зачем? Я недавно написал в инстаграм: «Друзья, если я буду публиковать тут истории людей, которым нужна помощь, кто-то готов поучаствовать?» Мне ответили 350 человек за сутки!

Олег Климов:
Я понимаю, у тебя 161k подписчиков, вряд ли выставку посетят больше. Но есть и другие формы демонстрации. Иметь больше зрителей, не значит иметь лучшую фотографию.

Дмитрий Марков:
Я хочу сказать, что не вижу смысла в выставках если у меня и так есть прямой доступ к аудитории. И это же картинки с мобильного, а не лейка с ручной печатью, чтобы её рассматривать :)

Олег Климов:
Один мой товарищ-журналист сказал примерно тоже самое: зачем я буду писать книгу, которую прочтут 1000 человек? Я каждый день публикую свои статьи и их читают 250 тысяч человек. Но есть другая аудитория, даже в социальных сетях есть разница. Аудитория, которая ходит на выставки, читает книги, смотрит альбомы… Их всегда было мало, но они есть.

Дмитрий Марков:
Конечно, я не спорю. Это не отрицает формат выставок, книг и тому подобное. Но я думаю, что инстаграм — это новый медиаформат. Посмотри сколько там представлено официальных агентств, например, «Magnum», и сколько фотографов с мировым именем!

Олег Климов:
Это правда. Ты собираешься зимовать в Новосибирске, будешь снимать?

Дмитрий Марков:
Да, я как раз хотел бы помочь местной социальной службе, которая занимается кризисными семьями. Буду помогать через инстаграм в том числе.

Лента обновлений инстаграм Дмитрия Маркова в М-Журнале

Расскажите об этом в социальных сетях: