Река Волга, село Антоновка, Татарстан

Двадцать лет назад у Марины умерла дочь Саша. Ей было всего пять лет. «Она была необычным ребенком, — вспоминает Марина, — просветленным, у нее была короткая жизнь, но важная миссия. Она мой главный учитель… Однажды Сашка сказала мне «Я не буду с тобой жить, ты меня не поняла… Почему вы все время просите чудес у Бога? Хорошо делать чудеса самой…» Она прощалась со мной с улыбкой на лице и завещала мне продолжить свою миссию… Иногда, я разговариваю с ней душой и знаю, что она скоро вернется… С тех пор, как моя дочь вознеслась, я много проводила людей (умирающих) в «тонкий мир», но и многих встретила (принимала роды) оттуда. Это один канал…»

Марина предложила пройти в сад. Запущенный сад. Среди зарослей и бурелома можно заметить молодые яблони: «Это «плацентные яблони», — рассказывает она, — от каждой роженицы мы берем плаценту в день рождения ребенка и сажаем яблоню, удобряя ее плацентой. Потом родители и их дети возвращаются сюда, поливают, ухаживают, на праздники наряжают игрушками…»

Это не «Эдемский», а «Александрийский сад» (очевидно, в честь Саши — умершей дочери Марины) — более ста яблонь посажено, однако, не все из них прижились. Сама же Марина уже давно перестала считать у скольких женщин она приняла роды — «встречала», — как она выражается. «Марина не принимала роды только в гнезде орла и в берлоге медведя,» — пошутил ее молодой супруг Алексей и компаньон по так называемому эко-поселению «Роса звенящая».

Марина (Никулина) Богородская

Марина (Никулина) Богородская. Фото Олега Климова

Марина — «эффектная блондинка за пятьдесят», в девичестве Никулина, сейчас Богородская — «Место, где я родилась (Антоновка) — Богородские горы, поэтому, когда я вернулась в родное село, то взяла фамилию Богородских. «Мы — семья Богородских», — подтвердил ее супруг Алексей, в прошлом актер театра и которого, по его словам, Марина спасла «от неминуемой смерти».

В начале 90-х годов Марина практиковала «народное исцеление» в Нижнекамске: люди больные и отчаявшиеся занимали очередь к ней на «исцеление». Сама же Марина, демонстрируя свое отличие от большинства, ходила по морозу лишь в легком платье «даже без трусиков и лифчика» босиком по снегу, — как она утверждает. Дочь ее Саша, которая с ней тогда жила, зимой каталась на санках с горки практически без одежды и «со снегом играла как в жаркое лето в песочнице».

«Моя дочь не могла заболеть, она сама себя исцеляла…», — до сих пор уверена Марина. Но дочь заболела и через две недели умерла, врачи подозревали дифтерию от переохлаждения. «Люди в «белых халатах» так и сказали мне, — рассказывает Марина, — В начале мы вылечим Вашу дочь, а потом Вы будете ее лечить своими народными средствами. Но они не вылечили ее, а, как говорятся, залечили… Я не сразу поняла смысл своей трагедии и только спустя некоторое время осознала ее. Теперь я сожалею о каждой пролитой слезинке по моей дочери, она говорила мне «Мама, ты почему плачешь? Я же пришла не только к тебе, у меня еще много разных дел… просто передай всем, что я люблю людей во всем мире и запомни — это моя планета и мои люди». Она «взошла» (умерла) и вернулась к Создателю. Она родилась на мою мечту и была моим учителем любви. Казалось бы это драма, но я очень легко расшифровала эту драму и сейчас очень легко общаюсь с «миром невидимым» и мы сейчас с Алексеем готовимся.., и она прийдет еще раз, но теперь я буду готова к этому ребенку, потому, что это был очень необычный ребенок».

Марина, по образованию пианист, не у всех принимает роды. Выбирает. «Можно учить игре на фортепьяно, а еще можно открыть дорогу детям, которые знают друг друга еще до рождения». Она не читает больничные заключения, не смотрит УЗИ, она «чувствует рожениц». Прежде всего это должны быть роженицы с «диагнозом «счастливые люди», другие диагнозы — мы не признаем». Удивительно то, как нами замечено, что большинство детей, родившихся в поселении, очень похожи друг на друга. Много девочек и большинство блондинки. Рожают детей в «естественных условиях» без каких либо медицинских вмешательств. «Это дети радуги», — утверждает Марина, — Дети будущего. Они не плачут когда рождаются, они улыбаются. Я встречаю их. У них нет родовых травм и процесс проходит естественным образом».

«Стареть и помирать — это просто дурная привычка у человечества! » — декларирует Марина. Она уверена, что старение и смерть процесс духовный — человек умирает в результате потери интереса к своей жизни, когда он перестает радоваться жизни, наслаждаться ею, выполнять богом данные ему функции и начинает думать исключительно о смерти. »

«У меня была роженица, которой исполнилось 73 года. Я познакомилась с ней, когда она умирала и все родственники только и ждали того, когда она покинет этот мир и передаст им наследство. Я просто сказала ей: пока ты еще не вознеслась (умерла)- давай повеселимся! … Через три года она вышла замуж, муж у нее моложе на 25 лет и она родила прекрасного ребенка», — утверждает Марина

Процесс исцеления «от смерти и старения» заключается в «бродяжничестве». Марина вместе со своим «пациентом» начинает путешествовать. Они ходят от дома к дому, из города в город, из деревни в деревню и просятся к людям переночевать только на одну ночь. Во время ночевки «пациент» обязан что-то делать, за кем-то ухаживать, например, приготовить хозяину или хозяйке ужин, помыть пол в квартире или доме.. На следующие сутки — другой дом. Пациент должно сам найти этот дом, сам договориться о ночевке — все сделать сам… «Ему просто некогда думать о своих недугах и смерти, — говорит Марина, — он все время занят и занят не собой, а людьми. Так он начинает делать чудеса… Если это религия, как Вы думаете, то это религия радуги, смеха и любви. Но это не религия, это преображение жизни методом чудес».

«Экопоселение» — так официально называется это место в селе Антоновка, зарегистрированное как «Роса звенящая». Капля росы также символизирует беременную женщину. В настоящее время в поселении находится около 50 человек, но состав постоянно меняется и зависит от времени года и желающих рожать «детей радуги» в природных условиях. Летом организован детский лагерь, в который желающие родители могут отправить своих детей. Один из самых эффективных «принципов психологии» — воздействие на родителей через детей работает здесь весьма успешно. Как только ребенок радуется, в хорошем настроении, то его немедленно просят позвонить своим родителям и сообщить какой прекрасный лагерь, где он живет. Однако далеко не все дети довольны проживанием. Например, обязательным в распорядке дня значится «встреча восхода солнца и утренняя зарядка» — это около четырех часов ночи. Используется детский труд по сбору ягод, посадки деревьев и другое. Вместе с тем, на первый вгляд, это выглядит добровольным желанием, но как детей, так и взрослых ставят в такое зависимое положение, что у него не остается выбора. Даже нашу группу фотографов попытались привлечь к «принудительному труду» — разгрузки гнилых фруктов, мотивируя тем, что в противном случае им будет не разрешено снимать в детском лагере.

Человек, проживающий в поселении, должен всегда улыбаться, носить только светлые и «цветные одежды радуги». Эмоции приветствуются только позитивные, за негативные человек может быть наказан. Посуду, из которой едят дети, как правило моют редко, их заставляют ее вылизывать. Заметно, что некоторые дети, проживающие постоянно в поселении, голодают. По крайней мере у одного из них явно наблюдается рахит в результате недоедания. Продукты, которые используется вызывают также сомнения, например, фрукты привезенные в лагерь были бесплатными, но гнилыми — из них делают сок. Хлеб, который выпекается здесь же, имеет очень странный привкус с нетрадиционными и «секретными» добавками.

«Вы тоже сектант?, — спросила меня продавец в местном магазине села Антоновки. «Нет, — ответил я, — но что они Вам сделали плохого, что их так не любят местные?» Продавщица немного подумала и просто ответила: «Ничего, пусть не вые***ются !» В том числе чтобы доказать, что мы фотографы, а не «сектанты», мне пришлось купить пиво и сигареты — продавщица стала любезнее. Нам это понятно, людей не таких как все, в России никто не любит.

Вместе с тем выяснилось, что поселенцы (из разных городов страны) использовали местный родник для купальни. Обустроили его и стали мыться у родника «в чем мать родила». Это не понравилось местным с «консервативными взглядами» и, однажды ночью, деревенские мужики разрушили все постройки вокруг родника, под угрозой насилия запретили кому-либо купаться, тем более в голом виде. «Мы сто лет из этого родника воду пьем, а они там блядство устроили!», — возмущается продавец.

«Вы пришли к нам в день рождения ребенка. Может быть вы волхвы?, — спросила меня Марина. «У нас нет миссии волхов, мы просто путешественники — скромно ответил я, но, признаться, слышать такое было приятно. Вместе с тем, в процессе знакомства с поселением нас иначе как «известные», «великие» фотографы не представляли «эко-поселенцам» и даже детям. Другими словами, всем давалось понять, что мы чем-то «избраны» и наносим свой визит не менее «избранным». Всем остальным вход в поселение «счастливых родителей» и «детей радуги» — закрыт. Счастье — оно для избранных, а несчастье для всех остальных.

© Артем Лежепеков
© Артем Лежепеков
© Артем Лежепеков
© Артем Лежепеков
© Артем Лежепеков
© Александр Климов
© Дмитрий Ткачук
© Артем Лежепеков
© Артем Лежепеков
© Артем Лежепеков
© Артем Лежепеков
© Артем Лежепеков
© Артем Лежепеков

Олег Климов (интервью и текст)

Расскажите об этом в социальных сетях: