Река Волга, Казань, Татарстан.

Обычная, на первый взгляд, мечеть в спальном районе. Но вместо ожидаемой тишины и уединения или звуков молитвы из дверей доносится… Мальчишеский визг и смех! При мечети прихожане, по своему собственному желанию, сделали детский лагерь. Первое, что бросилось в глаза, когда мы зашли — это свобода действий. На мгновение показалось, что мы находимся не в месте духовного обогащения, а в обыкновенном детсаде или школе: ребята залезали на столы, играли в салки, стояли, в прямом смысле, на руках.

«Дети, они везде дети», — говорит имам-хатыб мечети, заместитель муфтия Республики Татарстан, Рустам Хазрата Хайрулина. Кстати, храм носит название «Гаиля» — что в переводе с татарского значит семья. Имя это полностью себя оправдывает: для мальчишек заместитель муфтия просто «бабай» — дедушка — и относятся они к нему соответственно: знают, что бабай их любит, но отправить в угол за шалость тоже может. «Важно понять в юном возрасте, что у ребят есть место, куда они могут придти со своими проблемами или просто так. Что есть тот, кто поймет их и выслушает.»

Мечеть находится «во власти детей» с 9-00 до 15-00. В 6 часов пребывания мальчиков входят: утренняя зарядка, завтрак и обед, занятия арабским языком (3-4 буквы в день), изучение корана и ислама, намаз (молитва). В оставшееся, надо сказать преобладающее, время ребята отдаются своим детским занятиям.

«Мы не стремимся загружать детей, все-таки сейчас идут летние каникулы, ребята устали после учебного года», — говорит директор лагеря, имам мечети, Эльдар Хазрат Зиганшин, — «Поэтому в распорядке дня предусмотрено много времени для физической активности.»

Такой лагерь — явление весьма редкое. Обычно ребят отправляют от мечети в пансионат или санаторий. Все подобные мероприятия проводятся за счет прихожан мечети. Лагерь посещает около 60 мальчиков, но изначально количество было больше — в процессе устроители имеют право отказать в посещении, если ребенок лезет в драку, портит имущество и т.п. Дети поделены на группы, у каждой группы есть свой воспитатель, к которому обращаются не иначе как «учитель». В роли наставников — студенты Российского Исламского Университета, поэтому дистанция между учеником и «учителем» невелика, но имеет место. И если имам-хатыб – дедушка для тех и для других, то воспитатели к своим подопечным обращаются не иначе как «брат», что тоже вполне себя оправдывает: студенты по-братски помогают подготовиться мальчикам к намазу, вместе молятся и после на равных гоняют мяч. А в конце дня приходят родители и забирают детей из одной семьи в другую.

© Евгений Петрачков
© Евгений Петрачков
© Артем Лежепеков
© Евгений Петрачков
© Артем Лежепеков
© Евгений Петрачков
© Евгений Петрачков
© Евгений Петрачков
© Артем Лежепеков
© Евгений Петрачков
© Артем Лежепеков
© Артем Лежепеков
© Евгений Петрачков
© Евгений Петрачков
© Артем Лежепеков
© Артем Лежепеков
© Артем Лежепеков
© Артем Лежепеков
© Артем Лежепеков
© Артем Лежепеков
© Евгений Петрачков
© Евгений Петрачков

Евгений Петрачков (текст, фото)
Артем Лежепеков (фото)

Расскажите об этом в социальных сетях: