Репортаж М-Журнала из Горицкого женского монастырь, река Шексна

Бывает, случается с человеком: музыка закончилась, а призрак мелодии продолжает звучать. Так и в нашей истории, вроде бы закончилась ее часть, а призраки далеких событий продолжают преследовать нас в пространстве и времени.

История Горицкого женского монастырь начинается со времен Ивана IV, Грозного. С того, как жестокость убивает любовь. Княгиня Старицкая, которая основала этот монастырь, в результате доноса сама была насильно пострижена и навечно отправлена в служение Богу. А через несколько лет опричники расправились не только с ней, но и с четырьмя  монахинями — утопили их в Шексне. Свою четвертую жену Иван Грозный тоже отправил в этот монастырь. Здесь же закончила свою жизнь и его последняя жена — мать царевича Дмитрия, убитого в Угличе.

Не Иван, а уже Иосиф, после Великой Отечественной войны в 50-е годы устроил в этом месте свой монастырь — для неугодных инвалидов: «В бывший женский монастырь со всего Северо-Запада свезены были полные обрубки войны, то есть люди, лишённые абсолютно рук и ног, называемые в народе «самоварами». Летом дважды в день здоровые вологодские бабы  вносили на зелёно-бурых одеялах своих подопечных на «прогулку» за стены монастыря, раскладывая их среди заросшей травою и кустами грудине круто спускавшегося к Шексне берега».

«Самовары» не могли двигаться, но могли петь. И они пели: «Сытые «трехпалубные» пассажиры замирали от неожиданности и испуга от силы и охочести звука. Они вставали на цыпочки и взбирались на верхние палубы своих пароходов, старясь увидеть, кто же производит это звуковое чудо. Но за высокой вологодской травою и прибрежными кустами не видно обрубков человеческих тел, поющих с земли».

Мы не встретили здесь ни монахинь, ни «самоваров». И никто не пел нам «раскинулось море широко…», когда мы на яхте подошли к монастырскому причалу. Но не зря же говорят, что «не место красит человека, а человек место». На скотном дворе монастыря мы встретили единственного мужчину, Анатолия, который рубил старые ветки для отопления барака. Оказалось, что у Анатолия есть мечта — иметь настоящий русский самовар, который он не может позволить себе купить, но у него есть книга «Бунтующий человек» Альбера Камю, которую он читает и перечитывает, но «бунтующим» от этого не становится.

Может быть потому, что это очень тоскливое место. Пространство вне времени. Бесконечная долгота пейзажа, из себя и в себя развернутого. Здесь живет настоящая русская тоска, которую можно даже физически почувствовать -то, как она, вдруг, поднимается у вас от низа живота к груди, а затем растворяется в «бунтующей голове», чтобы жить там вечно.

goritsab

Для просмотра фоторепортажа — клик на фото

Фоторепортаж с яхты «Freelancer»: Александр Аксаков, Артем Лежепеков,
Сергей Трапезин и Олег Климов

Liberty.SU благодарит Марию Антонову (агентство Франс-Пресс) за помощь в информации.
В фоторепортаже использованы цитаты из книги Эдуарда Кочергина «Ангелова кукла. Рассказы рисовального человека».

P.S. Продолжение истории с самоваром

Расскажите об этом в социальных сетях: