{Мультимедийный репортаж}

Власть против Ройзмана (президент фонда «Город без наркотиков», Екатеринбург), Ройзман против наркотиков, но те и другие за «опиум для народа». Если для власти население по факту  не является гражданами, то для фонда Ройзмана наркоманы всегда являются «реабилитантами». Но в этом не различие позиции и методов, в этом их фатальное сходство потому, что до сих пор пока никто еще не отменял знак равенства между «гражданином» и «наркоманом». Фонд Ройзмана — логичный продукт Системы, в основе которой лежит не Закон, а понятия, сложившиеся в том или ином классе общества или в государственных структурах. Согласно этой Системе и ее традициям любой может подвергнуться насилию, будь то наркоман — со стороны фонда «Города без наркотиков» и полиции, или сам президент фонда Ройзман — со стороны официальных властей и прокуратуры.

В последнюю неделю на страницах Ройзмана в Фейсбуке и ЖЖ то и дело появлялись воззвания, протесты и возмущения, например, одно из них:»…22 июня ровно в 4 часа (2012)… Все дороги на Белоярку (место содержания наркоманов) перекрыты ГАИшниками. Возле Реабилитационного Центра выставлен УАЗик с вооруженными людьми… Целую Газель с нашими реабилитантами увезли в отдел по борьбе с оргпреступностью на Основинскую. Пытаются получить совершенно дикие показания. Типа, что Ройзман собирается утроить экстремистские выступления против ГУВД…»

Причины этому некоторые находят в том, что Ройзман активно поддерживает оппозицию и собирается баллотироваться в мэры Екатеринбурга (источник), а вовсе не в нарушении гражданских прав наркозависимых, содержащихся на базах фонда «Город без наркотиков», вплоть до смертельных случаев.

«Кому полезны эти нарики?» — Спрашивает один из местных фотожурналистов и сам же отвечает: «Никому, если их расстрелять, то всем будет только лучше!» Такого рода отношение в обществе к наркозависимым хорошо известны. Их никто не любит, разумеется, кроме как в фонде «Города без наркотиков».

Нет сомнения в том, что власть использует свои силовые структуры для достижения политических целей, но в чем принципиальная разница «беспредела власти» к гражданам и «частного беспредела» к наркозависимым гражданам? В том, что один гражданин лучше чем Юлий Цезарь, а другой гражданин хуже чем «реабилитант Ройзмана«? В таких случаях даже в Риме начинались проблемы между законом и понятиями, так что «нечего на зеркало пенять».

«Оперативники Ройзмана» вряд ли служили в ОМОНе, большинство из них учились в «других университетах». Понятия такие: для того чтобы войти в квартиру наркомана достаточно анонимного звонка «бдительного гражданина», соседа, соседки или просто человека, которому не нравится другой человек, как это часто случалось в Советской России или фашистской Германии. Достаточно сообщить, где эта квартира находится и некоторые подробности. Это звонок анонима с улицы Блюхера:

После такого рода  звонка «оперативная группа» фонда «Город без наркотиков» нелегально проникает в квартиру —  обманным путем или методом взлома входных дверей. Организует там «маленький кошмар» с применением оружия и наручников, учиняя допрос в нужный «момент истины» и после этого вызывает полицию, которая не участвует, согласно закону, в нелегальном проникновении в квартиру, но по факту составляет протоколы и делает формальные задержания и аресты. Но работа фонда продолжается дальше потому, что задача не только в том, чтобы избавить город от наркоманов, но и в том, чтобы эти наркоманы желательно добровольно пришли на реабилитацию в фонд. «Мы их не лечим, они сами лечатся — исключительно трудом. Ну и Богу молятся…», — объясняет вице-президент фонда Евгений Маленкин.

«Оперативная группа» фонда «Город без наркотиков» в основном состоит из бывших и реабилитированных наркоманов, которым хорошо известны все манеры, особенности поведения и сленг наркоманов, что делает их в некотором смысле «исключительными оперативниками»:

Так бывшие наркоманы борются с наркоманами настоящими. Автором этого «изобретения» единолично не является Евгений Ройзман, подобного рода эксперименты были впервые проведены Нафталием Френкелем в Соловецком ГУЛАГе, именно он впервые разработал систему не только самофинансирования и самообеспечения лагерей, но также идеологию «реабилитации заключенных», включая их «полное перевоспитание» и вступления в Коммунистическую партию. Но прежде всего, речь шла о том, каким образом огромную армию заключенных можно использовать во блага советского государства. Причем бесплатно. С этим проектом Френкель и выступил с докладом перед Сталиным. Говорят, получил полную поддержку. По крайней мере после этого бывшие заключенные стали охранять заключенных настоящих, замкнутая система — «государство в государстве». Стали создавать не только лагерное тепличное хозяйство для нужд заключенных, а строить каналы, соединяя моря и прокладывая железнодорожные магистрали.

Так была создана иллюзия, что у любого ЗК, как и любого наркомана, есть шанс, если не стать коммунистом, то вернуться к той жизни, в которой не тебя будут насиловать, а насиловать будешь ты:

Текст, фото и видео Олега Климова (Екатеринбург-Москва, 2011)


Расскажите об этом в социальных сетях: