Когда вода или море неожиданно приходит в ваш дом, или когда вода или море навсегда покидает его, то в том или другом случае — это всегда трагедия для человека.

Эта женщина проработала на рыбзаводе до 1992 года на берегу Аральского моря в дельте реки Аму-Дарья (Каракалпакия, Узбекистан). Она всю жизнь обрабатывала рыбу: чистила, резала ее на куски и раскладывала по деревянным ящикам. Там, где она работала — всегда было море. Там, где она жила — море было рядом. Но дальше — только степь и пустыня. Может быть, кто-то решил изменить эту «несправедливость» и наводнить пустыню, а может быть, этот маленький мир решил измениться сам по себе. Это не так важно, важно другое: море, вдруг, покинуло её — дом и место её работы.

Эту рыбу (на фото) привезли на обанкротившийся рыбзавод уже за десятки километров от моря, но рыба была еще жива, и женщина разговаривала с ней прежде, чем порезать ее на куски и упаковать в деревянный ящик. Она просила у нее прощения. Прощения не за то, что кто-то в силу некомпетентности или по воле случая осушил море, лишив рыбу места ее обитания, — нет, женщина просила прощения и сожалела о том, что именно она лишает рыбу жизни.

Может быть, кому-то сегодня и кажется это невежеством или варварством, но не мне. Разве это невежество или варварство просить прощения? Прощения хотя бы за некомпетентность, не говоря уже о том, чтобы извиниться за сотни погибших на Кубани по причине того, что власть до сих пор так и не поняла, что Ной строил свой Ковчег прежде, чем пошел дождь.

Фотография и текст: Олег Климов (Москва)

 

Расскажите об этом в социальных сетях: