Согласно цыганской легенде, кузнецу, естественно цыганину, заказали пять гвоздей для распятия Исуса Христа. Цыган все гвозди выковал и передал куда следует. Но потом он украл пятый гвоздь, который должны были вбить в сердце Христа, и спрятал его в своих кудрях.

Этот поступок, по легенде, снискал цыганам Божью Любовь. Именно опекой Всевышнего объясняет цыганский фольклор живучесть и выносливость цыганского народа. И действительно, скитальческая жизнь развила в цыганах стойкость к неожиданностям, лишениям и неприятию со стороны соседей.

В России цыгане-котляры живут уже около ста лет, многие из них попали сюда из Румынии, где прежде находились в рабстве. Рабство в Румынии имело своеобразный характер и просуществовало до 1864 года, а рабами в Дунайских княжествах исторически были преимущественно именно цыгане. Первое время они кочевали по СССР, но поскольку в 1956 году был запрещен кочевой образ жизни, цыгане осели в разных областях страны (5 октября 1956 г. вышел Указ Президиума Верховного Совета СССР «О приобщении к труду цыган, занимающихся бродяжничеством», приравнивающий кочевых цыган к тунеядцам и запрещающий кочевой образ жизни). Однако нынешнюю оседлую «стабильность» нельзя назвать безоблачной.

На фото представлена, пожалуй, единственная часть цыганской общественной жизни в России, в которой они принимают активное участие — крещение детей. Для них это одно из самых значимых событий, всегда совпадающее с главными христианскими праздниками — Рождеством и Пасхой, когда всех новорожденных посвящают в православие.

В России священнодействие происходит в русских православных церквях – цыганам в этом не отказывают. Все остальные отношения с российской действительностью скадываются у них намного сложнее.

В разных районах России решение вопросов, связанных с правами цыган, часто не соотносится с какими-либо законами, а зависят от воли отдельных административных лиц и, следовательно, увы, предсказуемы. Поэтому, когда цыгане становятся жертвами бытовой неустроенности, унижений, погромов и прочих форм насилия — помощи им ждать, как правило, не от кого. В результате они ограничены в элементарных условиях существования, правах на образование и работу. И никто не знает, когда же наконец проявится та самая «особая благосклонность Бога». Мне же, глядя на такое «распятие народа», хочется верить, что найдется еще кто-то, способный украсть ради Спасения. И «смертельный гвоздь» никогда не будет вбит в сердце народа.

Фотография и текст  Лены Ковач (Тула, 2012. Фотография опубликована в рамках Конкурса Репортажной Фотографии им. Александра Ефремова, 2012)

Расскажите об этом в социальных сетях: