Liberty.SU продолжает публикацию фотографий Олега Климова о происходившем во время августовского путча 1991 года. Каждая фотография сопровождается историей-воспоминаем участников или свидетелей тех событий.

Елена, предприниматель: «В августе 1991 года я начала работать помощником референта в кооперативе «Конкурент» в Ленинграде. И в мой первый рабочий день меня отправили в командировку в Москву, чтобы отвезти туда важные документы. Я вышла из поезда утром 20 августа на Ленинградском вокзале. Села в метро, выйдя из которого на нужной мне станции, увидела, что на моем пути стоят танки. Вся дорога была перегорожена бронетехникой, вокруг которой сидели молодые ребята. Они смеялись и, шутя, говорили «сейчас мы вам тут пушечкой покрутим». До этого танки я видела в Артиллерийском музее в Ленинграде — когда увидела их на улицах Москвы, они произвели на меня такое же впечатление. Я нисколько не испугалась. Это был мой первый рабочий день в кооперативе и у меня была цель — отнести важные документы.

Ситуация стала немного проясняться, когда добралась до нужного мне офиса — я увидела озабоченные лица, увидела людей, которым было совсем не до меня — хотя документы они взяли и мне тоже какие-то бумаги передали. Я видела, что к ним кто-то приходит и что они бурно обсуждают какие-то вещи. Мне стало понятно, что происходит что-то очень важное — но что именно, я совсем не понимала.

Помню совершенно пустой троллейбус, в котором я ехала потом, и пустое метро… Ехала к своему другу — Андрею, который жил в то время Москве . Не помню, какая это была станция — та, на которой я вышла. Но вышла из метро в абсолютно пустой город. Конец рабочего дня — но в городе никого нет. Вообще ни одного человека. И тогда мне стало страшно — это ведь Москва, на дворе лето, еще очень светло — но на улице ни души.

И вот я иду по пустой улице от метро. Рядом со мной останавливается машина, и мужчина, который сидит за рулем, приказным тоном командует: «Девушка, садитесь!» Я испуганно отказываюсь с ним ехать. Ну ведь как это возможно? Чужой человек зовет меня сесть к нему в машину. Чужой город, вечер, я одна иду по пустой улице. А он мне говорит: «Девушка, Вы что с ума сошли ходить по городу в такое время?!» Лепечу, что я в командировке и что мне нужно добраться по такому-то адресу. В ответ все тем же приказным тоном: «Садитесь, я вас отвезу. Садитесь скорее». Мне было страшно уже до этого, когда шла по пустым улицам — но после его слов меня охватила паника. Я поняла, что происходит что-то на самом деле страшное.

Мужчина довез меня до дома моего друга Андрея. Мы с ним долго сидели и разговаривали, пока в какой-то момент не начали дребезжать стекла в его квартире. Андрей, который служил в армии, сказал: «Значит, вводят тяжелую артиллерию…» Окна ходили ходуном. Страшно. Но мне-то нужно было возвращаться. На следующий день мне необходимо было быть на работе в Ленинграде. Мы вышли с Андреем на пустую улицу, дошли до метро и сели в абсолютно пустой вагон…

Утром я приехала в Ленинград. Добралась до работы — и коллеги мне сказали, что они собирались вчера, 20 августа, положить гранитную плиту поперек Вознесенского проспекта, чтобы войска — если их введут в Ленинград — не смогли пройти. Но войска не ввели — и плита тоже осталась на своем месте…

Сейчас я понимаю, что то, что произошло в 1991 году, дало мне возможность заниматься тем, чем я хочу и так, как я могу. В той стране, которая была до 1991 года, у меня бы никогда не было такой возможности…»

Фото: Олег Климов

Смотреть и читать больше про август 1991

Расскажите об этом в социальных сетях: