Люди искусства… богема… пьяные поиски истины, которая, как оказалось, в вине начисто отсутствует. «Арисноц».., «Гретноц».., «Поплавок»  **** ( не путать с местом выслушивания джаза под «путинку» со столичным салатом). «Козырек».., «Сквознячок».., конечно же — «Ложа 02» ****, предрассветный тост за чистое искусство и полная отключка…

Основой нашего существования являлась убежденность о неспособности творить на сытый желудок. Протрезвев, пытались вспомнить и, вспоминая, стеснялись своих  пьяных клятв служению «великому искусству».

Мы пили , верили, опять пили, затем снова верили и как нам казалось, — творили.   

Некоторые, презирая всевозможные творческие союзы, стали их членами, в надежде урвать свой кусок, некоторые умотали за океан,  некоторые до сих пор надеются  умотать, многие поэты стали директорами, прозаики – министрами, художники –дизайнерами или, на худой конец, концептуалистами… кому-то повезло и он пробился в диссиденты с вытекающими обстоятельствами (а точнее втекающими в собственный карман грантами).

В один прекрасный день (скорее всего вечер, после восьмой — девятой рюмки) вдруг осознали, что мы стали циниками, неспособными пошевелить пальцем, если в результате этого шевеления в нашем кармане не прибавится зеленых купюр — в простонародье — капусты. И именно в этот момент начинаешь осознавать, что об искусстве говорить как-то и не очень удобно. Разве что себя обманывать, и верить в этот обман. Мы же все заняты элементарным БИЗНЕСОМ под названием  “борьба за выживание”. Добавьте к Дарвину «собаку Павлова» — несчастную и голодную – так вы получите формулу нашего существования.

Асмик (на фото) никогда не сидела ни в одном из кафе. Она не знает вкуса водки. Она никогда не клялась служению великим идеям. Она попросту не может говорить. Оставленная родителями после рождения, она провела всю свою жизнь в психиатрических заведениях.. Ее куклы — не есть ли это искусство в чистом виде? Ведь она их создает не с целью продажи — разум ее не воспринимает подобных нюансов жизни творцов вне стен Варденисского Дома-Интерната. Она творит просто потому, что не может не делать этого. Ей приходится воровать свитера у медперсонала и распускать их, чтобы иметь материал для кукол, но разум ее также не понимает значение “воровства”. Ей нужны нитки, чтобы создавать свои куклы и она их просто берет. Ведь куклы ей нужны не для продажи — она их дарит тем, кого любит.

Фотография и текст Германа Авагяна, Ереван, 2005.

**** название богемных кафе в советское время.

Расскажите об этом в социальных сетях: