Река Волга, поселок Лесной, Ульяновская область

В действительности это местечко называется поселок Лесной, но в народе его называют «ИнДом». Видимо потому, что население наше жалостливо к сумасшедшим и юродивым, назвать красивое место на Волге «Дурдомом», как есть на самом деле, им просто совестливо или неудобно. Может быть потому, что народ понимает:  грань между сумасшествием и нормальностью очень тонкая и часто диагноз зависит больше от » диктатуры системы», чем от «научной психиатрии».

ПНИ — психоневрологический интернат — старая советская система по ограничению людей с «ограниченными возможностями», начиная от умственных и кончая физическими. В Советское время такие интернаты создавали в отдаленных заброшенных поселках и деревнях страны, местные жители которых работали исключительно в этих учреждениях. Другой работы не было. Нет и сейчас. Таким образом, были не только «моногорода» с «высокими социалистическими технологиями», которыми до сих пор гордятся сталинисты, но были и монодеревни и монопоселки, которые обслуживали сумасшедших и юродивых в стране Советов и о которых до сих пор редко кто вспоминает и говорит. Да и зачем?

Реальность, в которой живут люди с «ограниченными возможностями», до сих не признается как факт, потому что только та реальность обьективна, в которой живет «системное большинство». Это принцип системы, в основе которого «государство — все, человек — ничто».

ИнДом в поселке Лесной больше не за высоким забором дурдома или не за «железным занавесом», как когда-то вся страна. ИнДом, как и вся Россия нынче, открыт на все четыре стороны. Каждый может войти сюда и каждый может выйти отсюда. Но мало кто входит и почти никто не выходит. Свобода необходимое, но недостаточное условие выбора. Пациенты ПНИ не имеют социальной адаптации жить в мире, который мы называем своим или в том, который является «единственно реальным и правильным». В большинстве своем они не знают, что такое деньги и как мы от них зависим. У многих из них врожденно присутствует «чувство свободы», данное человеку то ли Богом, то ли Природой, но использовать это чувство им просто не удается или у них нет выбора. Каждый сбежавший из ПНИ сталкивается с невероятными социальными проблемами, которые, как правило, заканчиваются в милицейском участке, попытках самоубийства и в лучшем случае — возвращение в ПНИ — в другую реальность.

© Анна Шустикова
© Олег Климов
© Артем Лежепеков
© Олег Климов
© Олег Климов
Анна Шустикова
© Артем Лежепеков
© Артем Лежепеков
© Олег Климов
© Анна Шустикова
© Олег Климов
© Анна Шустикова
© Артем Лежепеков
© Артем Лежепеков

Удивительно, но количество россиян, посетивших дальнее зарубежье (для отдыха или просто любопытства ради) за последние двадцать лет не более 30 процентов от всего населения государства. Для всех остальных «глобальный мир» существует только теоретически или по телевизору. Известно, что люди, выращенные в «замкнутых системах» или «инкубаторах», более управляемы, наивны и доверчивы, но вместе с тем — жестоки, нетерпимы и агрессивны, когда их государственная, социальная или идеологическая система в опасности, потому что каждый человек такой системы является «винтиком» единого механизма-монстра.

Олег Климов (текст) с яхты Freelancer «От Белого до Чёрного моря»

 

Расскажите об этом в социальных сетях: