Можно часто услышать, что «фотографии из-под монокля» называют пронизанными «божественным светом». Однако, «божьих светописцев» становится все меньше. Считается, что, прибегая к моноклю, фотограф отказывается от использования фотографических средств выразительности и «изменяет объективной реальности», например, с живописью или даже с поэзией. Одним из немногих отечественных авторов, кто до сих пор остается верен себе и «божественному свету»,  является Сергей Трапезин.
М-Журнал публикует серию его фотографий, сделанных с помощью монокля и повествующих о жизни в Грузии.
Теперь один старик седой,
Развалин страж полуживой,
Людьми и смертию забыт,
Сметает пыль с могильных плит,
Которых надпись говорит
О славе прошлой — и о том,
Как, удручен своим венцом,
Такой-то царь, в такой-то год,
Вручал России свой народ.

И божья благодать сошла
На Грузию! Она цвела
С тех пор в тени своих садов,
Не опасаяся врагов,
3а гранью дружеских штыков.

 

М.Ю. Лермонтов, «Мцыри»

Каждая фотография серии сопровождается уникальным авторским текстом. Также вы можете использовать режим полноэкранного просмотра фотографий

Монастырь Джвари около Мцхеты. Один из самых старых монастырей; он был возведен в 6 веке. Само название «джвари» переводится как «крест». Название походит из старинного предания о том, что на месте храма Святая Нино Каппадокийская поставила Святой крест, который должен был повлиять на принятие грузинами христианства.

Помимо всего прочего, связанного с этим монастырем, именно в нем происходило действие, описанное М.Ю.Лермонтовым в поэме "Мцыри".

© Сергей Трапезин

У монастыря Алаверди, Кахетия. Грузины оказались гораздо более религиозными, чем я представлял себе ранее. Причем искренне верующими являются почти все из тех, кого я встречал, от таксистов до технологов винзаводов. Особенно почитаются Святой Георгий, Святая Нина (Нино) и Ассирийские отцы - группа из 13 монахов-проповедников, появившаяся в Грузии в средине VI века, которые фактически основали и распространили монашество в Грузии. Считается, что монастырь Алаверди - творение одного из ассирийских отцов, Иосифа Алавердского, который похоронен в этом храме и могила которого существует по сей день. Многие грузины говорят о том, что Россия всегда была и будет для Грузии основным союзником, несмотря на глупость и недальновидность политиков с обеих сторон, так как у нас общая православная вера.

© Сергей Трапезин

Емкости для брожения или хранения вина (марани) в монастыре Некреси, Кахетия. Монастырь Некреси был основан в VI веке ассирийским отцом Або Некресским. В древние времена монастырь подвергался множественным набегам, в основном мусульман. По легенде, обитатели монастыря для защиты придумали одну хитрость. По разным версиям, они то ли запускали свиней во двор монастыря, то ли обкладывали тушами стены, но в любом случае свиньи отпугивали мусульман и защищали монастырь. С тех пор свиньи считаются защитниками монастыря и, если верить рассказам, сегодня это единственный в Грузии монастырь, где свинья еще считается жертвенным животным и где вообще еще существует понятие жертвоприношения.

© Сергей Трапезин

В монастыре Некреси, Кахетия. Монастырь расположен на горе и отсюда открывается невероятно красивый вид на Алазанскую долину. Здесь расположена одна из самых первых христианских церквей Грузии. Грузинская православная церковь, помимо "традиционного" христианского креста, имеет собственный символ - крест святой Нино. Это крест с приопущенными вниз концами поперечены, либо по дуге, либо лучами. По легенде, святой Нино во сне Божия Матерь наказала сделать крест и идти проповедовать христианство в Грузию. Святая Нино, проснувшись, сделала крест из виноградной лозы, связав две ветви собственными волосами. А так как лоза не бывает прямой, то поперечина получилась слегка изогнутой вниз. Этот крест как одна из главных реликвий грузинской церкви существует на самом деле и за свою историю (начинающейся с IV века нашей эры) побывал на хранении и в Армении, и даже в России.

Утренний туман над рекой у дороги Ахалцихе - Ахалкалаки. Очень живописная дорога. Впрочем, как и подавляющее число дорог в Грузии. Чего не скажешь о качестве покрытия. Впрочем, не нам жаловаться.

© Сергей Трапезин

Тбилиси. Развалины армянского храма Шамхорецоц Сурб Аствацацин, т.е. Церковь Пресвятой Богородицы Шамхорцев. Также называется"Кармир Аветаран" - "Красное Евангелие". В прошлом – самый высокий (40 метров) армянский храм в Тбилиси. 13 апреля 1989 года разрушился. По официальной версии в результате землетрясения, по неофициальной взорван. Причины называются разные - от сейсмоопасного состояния до антиармянских настроений. Один из местных жителей, живущий по соседству с развалинами и не хотевший нас отпускать, не напоив чачей, считает, что храм разрушился в момент катастрофического армянского землетрясения 7 декабря 1988. Якобы тогда в Тбилиси больше ничего не разрушилось, а этот армянский храм пал одновременно со многими строениями Армении. Но ни даты, ни факты, ни даже времена года у этих событий не совпадают, так что на сей раз это лишь местный миф.

© Сергей Трапезин

Тбилиси.

© Сергей Трапезин

Центральный продуктовый рынок в Тбилиси. Хочешь почувствовать дух города - сходи, как минимум, на рынок. В отличие от России, и особенно от Москвы, В Тбилиси на рынке никто не "напрягается", увидев, что его фотографируют, а, скорее, наоборот, стараются поговорить, узнать откуда ты, нравится ли тебе здесь и т.д.

© Сергей Трапезин

Центральный продуктовый рынок в Тбилиси в народе называется еще и "Дизиртиркой". Таким званием рынок обязан временам гражданской войны, когда солдаты продавали здесь свое обмундирование, оружие, а то и краденные вещи.

© Сергей Трапезин

Центральный продуктовый рынок в Тбилиси. Как и везде, здесь возят передвижные лотки и предлагают торговцам и посетителям рынка горячую еду и напитки. Остается только удивляться, как можно возить относительно габаритный лоток и даже наливать горячие напитки в такой сутолоке.

© Сергей Трапезин

Рынок в Тбилиси. На рынке ощущается территориальная и экономическая близость к Турции: наряду с очевидно местными продуктами и торговцами много продуктов (особенно овощей), привезенных из Турции. Около рынка и на нем самом множество машин с турецкими номерами и туркоговорящих людей. Интенсивные торговые отношения между Грузией и Турцией я ощутил и во время моих поездок по Турции. В частности, однажды где-то в центральной Турции я случайно попал на ферму (даже правильнее назвать ее заводом) по выращиванию шампиньонов. Оказалось, что их выращивают исключительно на заказы из Грузии.

© Сергей Трапезин

На задворках Центрального продуктового рынка в Тбилиси. Грузчик отдыхает между "рейсами".

© Сергей Трапезин

Женщина, собирающая милостыню, недалеко от моста Метехи в Тбилиси. Этот мост является своего рода символом верности грузин православию. В 1227 году город захватил хорезмийский (персидский) султан Джалал-Эд-Дин. По его приказу на этот мост через Куру (тогда она называлась Мтквари) вынесли иконы Богородицы и Спасителя, положили их на середину моста и приказали горожанам идти по иконам через мост, топча святыни. Те, кто перейдет, осквернив святыню, сохранят себе жизнь и обратяться в мусульманство. Остальных же обещали убить. Подавляющее большинство горожан, включая женщин, стариков и детей, предпочли смерть измене вере и Кура стала красной от крови обезглавленных и сброшенных в реку. Считается, что сто тысяч грузин тогда пожертвовали жизнью во имя веры. Их память грузины ежегодно чтят 13 ноября в "День 100 тысяч грузинских мучеников".

© Сергей Трапезин

Тбилиси. Строитель несет собаку местному мальчишке. Вождение как легковых машин, так и грузовиков в Тбилиси и вообще в Грузии осуществляется зачастую по собственным правилам. Некоторые нарушения, за которые в России отбирают права, в Грузии вообще почти не считаются нарушениями. Неоднократно был свидетелем двойного обгона через сплошную, причем вторая (внешняя) обгонявшая машина в одном из таких эпизодов шла по встречной обочине, пуская пылевую завесу на первого обгоняющего и на остальных обгоняемых. Один из таксистов в Тбилиси вынырнул с нами из переулка, подрезав полицию с включенными мигалками и тут же нырнул в соседний переулок, где, не притормаживая, разъехался по встречке (то есть правыми бортами) с каким-то таким же лихим водителем.

© Сергей Трапезин

Остатки снесенного дома в в Старом Тбилиси. Я не знаю, что это за рисунки - то ли оформление стен в детском саду, то ли такой наглядный план эвакуации при пожаре: делай как зебра, беги к двери. Несмотря на то, что в Старом Тбилиси много чего перестраивается,а многие исторические здания превращены в гостиницы, тем не менее, здесь нет ощущения новодела и бутафории. Видно, что здесь живут люди. И живут так, как жили всегда.

© Сергей Трапезин

Подъезд одного из домов в Старом Тбилиси - историческом районе города. Здесь постоянно попадаются то православные храмы, то синагога, то мечеть. Явное свидетельство грузинской доброжелательности и исторического сосуществования в одном городе представителей разных культур и религий.

© Сергей Трапезин

Типичный тбилисский двор. Белье на веревках сушится повсюду, причем повсеместно тросы натянуты через блоки, чтобы можно было белье вместе с тросом притянуть к себе или наоборот, развесив, оттянуть на середину. Люди, которые были в Одессе, говорят, что во многом дворы похожи на одесские. Не знаю, к сожалению, в Одессе пока не был.

© Сергей Трапезин

Батуми. Арматура пляжных аттракционов. Во время своего президентства Саакашвили пытался превратить Батуми в "лучший курорт на Черном море". И действительно многое для этого сделал: построено (и, кстати, продолжает строиться) много современных красивых и оригинальных зданий, благоустроены парки и т.д. Есть даже площадь, обрамленная зданиями в венецианском стиле. Но несмотря на это, а также на другие его фактические достижения (чего стоит только то, что превратил полицию из коррумпированного сообщества в одну из самых честных и прозрачных структур), подавляющее число грузин, из тех, с кем мы пообщались, Саакашвили ненавидят.

© Сергей Трапезин

Утро в порту Батуми. Несмотря на то, что город довольно крупный, иногда создавалось впечатление, что здесь все друг друга знают. В частности, две бездомные собаки, по отдельности встреченные нами накануне, повстречались нам и на следующий день в других частях города, но так же по отдельности. На фото одна из них.

© Сергей Трапезин

Прибытие в порт Батуми. Очень интересно наблюдать, как огромному судну помогают маневрировать порту среди тесных терминалов маленькие буксирчики, толкающие его тов это место, то в это. Современный Батуми развился во многом благодаря своему порту, который в конце 19 века получил на время статус свободного (не входящего в таможенное пространство государства). Сейчас 80-90% грузооборота порта - это транзит нефти и нефтепродуктов.

© Сергей Трапезин

Угольная шахта в г.Ткибули (Имеретия) к востоку от Кутаиси. Вообще городок произвел довольно депрессивное впечатление - одна улица (она же транзитная дорога через город), дома типично рабочих кварталов.. Но потом подумал, что, наверное, все-таки в депрессивном впечатлении больше от плохой погоды (пасмурной с холодным промозглым ветром и дождичком). Все-таки и виды там красивые, и архитектура попадается интересная. Опять же, рынок :)

© Сергей Трапезин

Скальный действующий мужской монастырь Вардзия. Расположен в долине Куры в паре десятков километров от границы с Турцией. Собственно, для защиты от турок и персов он и был "построен" в конце 12-го века, во времена правления царицы Тамары. собственно, по легенде именно она и дала имя ему: девочкой она играла со своим дядей в пещерах тогда ещё недостроенного монастыря и, потеряв дядю, крикнула «Я здесь, дядя!», что по-грузински созвучно слову "Вардзия". Только тогда, по завершению строительства, эти 600 помещений-пещер в 8 этажей (церкви, жилые комнаты, кладовые, бани, трапезные, библиотеки) не были видны снаружи. Через столетие после основания в результате землетрясения внешняя стена обрушилась, обнажив нутро, которое потом многократно достраивалось и переобустраивалось.

© Сергей Трапезин

Скальный действующий мужской монастырь Вардзия. Конечно, монастырь производит впечатления своими размерами и простором, открывающимся перед ним. Аналогичные места, которые я видел в других местах (Черногория, Болгария) Вардзия превосходит, во-первых, по размерам - это действительно целый город, а не несколько сообщающихся пещер, а во-вторых, здесь мы не встретили никого, кроме 3-4 монахов, появившихся ниоткуда и севших у храма на солнце.. Правда, мы были здесь совсем утром.

© Сергей Трапезин

Скальный действующий мужской монастырь Вардзия, главный храм в честь Успения Пресвятой Богородицы, главный храм монастыря. Конечно, весь этот город-монастырь напомнил мне Каппадокию - область в Турции, где первые христиане прятались от гонений в скальных (пещерных) городах с населением в десятки тысяч людей. И скальная порода даже похожа. Видимо не даром святая Нино (крестительница Грузии) пришла в Грузию именно из Каппадокии.

© Сергей Трапезин

Боржоми, источник минеральной воды. Я думал, что источники в Боржоми должны быть как-то пафосно оформлены. А оказалось все довольно буднично. Хотя сам город и курорт очень симпатичны, ухожены и поддерживаются в хорошем состоянии. А сама вода оказалась совсем другой, нежели мы привыкли. Но это не значит, что та, что мы покупаем здесь - это подделка. Просто она готовится специальным образом для транспортировки и хранения. Боржоми из источника напоминает вкус сырой воды из крана в пионерском лагере, только с гораздо более концентрированным вкусом железа или чего там было в кране.

© Сергей Трапезин

Подвесной мост через Куру у дороги Гори-Ахалцихе. Мы вышли посмотреть, откуда это на наш берег через мост постоянно идут групки людей в черном. И увидели, что к мосту на том берегу вплотную подъехал автомобиль. А надо сказать, что настил моста - это доски и больше ничего. Все висит на двух тросах и мост поэтому качается даже от несильного ветра. "Что-то он почти на мост въехал. Не собирается же он ехать по нему?", - шутили мы меж собой. Но то, что казалось нам шуткой, оказалось реальностью. Машина тихонько поехала по мосту, царапая боковыми зеркалами тросы - ширина моста точь-в точь в ширину "среднего" автомобиля... Потом проехала еще одна, потом еще, потом я на мосту пытался разойтись с еще одной. Для этого пришлось фактически повиснуть на оттянутом тросе. А потом мы обнаружили стертые столбы на входе и выходе с моста - следы зеркал многочисленных машин. Такие подвесные мосты попадаются часто в Грузии, но я не видел, чтобы где-то по другим ездили автомобили.

© Сергей Трапезин

В ларьке в городе Мцхета - древней столице Грузии. Город расположен в месте слияния рек Арагви и Куры в паре десятков километров от Тбилиси. В городе и окрестностях расположено несколько храмов и монастырей, в том числе Светицховели - кафедральный собор грузинской православной церкви. Помимо огромного значения для религиозной Грузии, этот маленький город уникален и с архитектурно-ландшафтной и исторической точек зрения, поэтому занесен в список всемирного наследия Юнеско.

© Сергей Трапезин

На рынке в городе Гори. За свою долгую историю Гори многократно переходил из рук одних завоевателей к другим. В разное время помимо грузин им владели аланы и по нескольку раз персы и турки-османы. На заднем плане на скале видна крепость Горисцихе, которая, собственно, и есть историческое поселение Гори.

© Сергей Трапезин

Город Гори. Гори - малая родина Сосо Джугашвили - Иосифа Сталина. Говорят, в городе есть его музей, но мы туда не попали, да, честно сказать, не слишком стремились. Вообще ощущение, что в Грузии, а особенно в Гори, у Сталина приверженцев даже больше, чем в России - часто можно увидеть его портреты на лобовых стеклах автомобилей. Несмотря на то, что, насколько я знаю, Грузия пострадала от репрессий не меньше других республик СССР. Видимо, фактор "землячества".

© Сергей Трапезин

Город Ахалцихе. "Дядя Серго", как его назвал подошедший чуть позже мужчина, ремонтирует электропроводку в старом грузовике. В советские времена дядя Серго работал энергетиком в соседнем городке Вале (в нескольких километрах от грузинско-турецкой границы). В Вале был крупный мелькомбинат, перерабатывающий зерно, привозимое сюда по железной дороге аж из Средней Азии... Сейчас комбинат зачах, железная дорога не действует, энергетики давно без работы.

© Сергей Трапезин

Город Ахалцихе. Какой-то таксист, сидящий в своей машине, припаркованной рядом с этим местом, глядя, как и что я здесь снимаю, спросил меня: "Скучаешь по этому городу?". Он подумал, что я родом из этого города и сейчас проявляю ностальгию, фотографируя его.

Сергей Трапезин (фото)

Расскажите об этом в социальных сетях: