ОБРАТНАЯ ПЕРСПЕКТИВА. СОВЕТСКИЙ СОЮЗ

М-Журнал представляет почти в полном объёме макет фотокниги Валерия Щеколдина , в который вошли фотографии автора, сделанные им в период с 1968 по 1985 год–начала Перестройки. Добро пожаловать в СССР!

Валерий Щеколдин, Обратная Перспектива, М-Журнал, Liberty.SU

Из настоящего прошлое видится в обратной временной перспективе, и его впоследствии задним умом гораздо легче правильно оценить: то, что прежде казалось в нём важным и несокрушимым, иногда рассыпается в прах, а то, что ранее считалось несущественным, с годами может приобрести решающее значение.

Как и каждый фотограф, я чувствую себя в долгу перед ушедшим временем, которому был невольным свидетелем. Правда, отчасти я свой долг, как сумел, исполнил, сделав в Ульяновске, где прожил тридцать лет, в 1987 году свою первую запоздалую (и потому громадную) выставку из 437 фотографий под названием «Момент истины». Этой выставки ни теоретически, ни практически в том времени и в том месте не должно было быть, но она всё же почему-то случилась.

Валерий Щеколдин, Обратная Перспектива, М-Журнал, Liberty.SU

Случилась потому, что её до открытия никто не удосужился посмотреть, посчитав обычной, безобидной. Поднадзорную журналистскую и любительскую фотографию вполне основательно считали тогда невинным и плёвым делом.

Валерий Щеколдин, Обратная Перспектива, М-Журнал, Liberty.SUВалерий Щеколдин, Обратная Перспектива, М-Журнал, Liberty.SU

Мои фотографии не были антисоветскими. Антисоветским по факту был в то время наш государственный строй, хотя фразеология его осталась советской. Я родился при этом строе, другого не знал, но всё же предполагал, что у каждого строя есть свои недостатки, а с недостатками, как нас учили, надо бороться.

Напротив, в отличие от профессиональных лизоблюдов, я считал себя истинным социалистическим реалистом, то есть с необходимым критическим уклоном.

Валерий Щеколдин, Обратная Перспектива, М-Журнал, Liberty.SU

Ну, в самом деле, разве можно было ту пропаганду принимать всерьёз? Никто её у нас всерьёз и не принимал, но с ней никто и не спорил, потому что спорить с бульдозером и опасно, и бесполезно. Рассказывали только анекдоты в курилках, демонстрируя свой юмор и свою действительную «политическую сознательность».

Про меня как-то в производственной характеристике, предназначенной для поступления в вечерний институт, довольно рискованно написали: «Политику партии и правительства понимает правильно». Мне казалось, что с такой характеристикой принять могут только в тюрьму.

Валерий Щеколдин, Обратная Перспектива, М-Журнал, Liberty.SU

 

Зачем я это делал? Во-первых, я снимал для себя – это было моим инстинктивным сопротивлением оболваниванию государственной пропагандистской машиной. Во-вторых, как человек, знающий цену документу, я старался сохранить память о времени.

Вот эту пропасть между бедственной жизнью народа и властью с её косной государственной идеологией я и старался запечатлеть. О том, удастся ли когда-нибудь эти фотографии опубликовать, я не думал, поступая как собиратель, как безумный коллекционер. Я зачем-то всюду выискивал лица, характеры, ситуации, в которых жизнь являла своё неистощимое разнообразие. Я ценил как знаток и образчики благонамеренной глупости, которая, к сожалению, не так разнообразна, зато бывает невообразимо смешна.

Валерий Щеколдин, Обратная Перспектива, М-Журнал, Liberty.SU

Зрители, возможно, ждут, что в альбоме документальной фотографии им покажут настоящую жизнь: правдиво, взвешенно, всесторонне. Я же на такую грандиозную задачу никогда не замахивался, я стремился показывать прежде всего то, что нашей жизни мешало. И это не просто мой избирательный взгляд, это также и моё личное несчастье. Вернее, это – несчастье страны, у которой, казалось, было всё необходимое для процветания.

Валерий Щеколдин, Обратная Перспектива, М-Журнал, Liberty.SUВалерий Щеколдин, Обратная Перспектива, М-Журнал, Liberty.SU

Сверх того, у государства в запасе было гигантское и незаслуженное властями в атеистической стране, поистине христианское смирение народа. В поздний советский период пропагандистская машина в громадном количестве производила ложь и абсурд, которые отравляли общество и разрушали государство. Люди давно уже не верили демагогическим лозунгам, но терпели. Партийное руководство находилось в маразме, народ – в запое, экономика трещала.

Коммунистические идеи особенно быстро выветривались из голов номенклатурщиков, и они без зазрения совести превращались в советских бояр.

Народ же привычно и обречённо строил коммунизм, но не для себя, а для партийно-правительственной верхушки и их родственников. Мы даже не были обмануты: мы жили с устало и равнодушно закрытыми, а то и просто с опухшими от пьянства глазами.

Валерий Щеколдин, Обратная Перспектива, М-Журнал, Liberty.SU

Советский Союз погиб не от внешних врагов. Он погиб от циничности, некомпетентности и предательства его руководства, от порождённых им неверия и апатии неохотно трудящихся масс, от того, что в отличие от дикого капитализма, был искусственно выведен и требовал для себя особых людей: честных, сознательных и самоотверженных.

агитпроп-7-11
агитпроп-7-11
агитпроп-7-12
агитпроп-7-12
агитпроп-7-16
агитпроп-7-16
агитпроп-7-15
агитпроп-7-15
агитпроп-7-4
агитпроп-7-4
агитпроп-7-8
агитпроп-7-8
агитпроп-7-9
агитпроп-7-9
агитпроп-7-10
агитпроп-7-10
агитпроп-7-13
агитпроп-7-13
агитпроп-7-14
агитпроп-7-14
агитпроп-7-17
агитпроп-7-17
агитпроп-7-18
агитпроп-7-18
агитпроп-7-19
агитпроп-7-19
агитпроп-7-20
агитпроп-7-20
агитпроп-7-21
агитпроп-7-21
агитпроп-7-22
агитпроп-7-22
агитпроп-7-23
агитпроп-7-23
агитпроп-7-24
агитпроп-7-24
агитпроп-7-25
агитпроп-7-25
агитпроп-7-26
агитпроп-7-26
агитпроп-7-27
агитпроп-7-27
агитпроп-7-28
агитпроп-7-28
агитпроп-7-29
агитпроп-7-29
агитпроп-7-30
агитпроп-7-30
агитпроп-7-31
агитпроп-7-31
агитпроп-7-32
агитпроп-7-32
агитпроп-7-33
агитпроп-7-33
агитпроп-7-34
агитпроп-7-34
агитпроп-7-35
агитпроп-7-35
агитпроп-7-36
агитпроп-7-36
агитпроп-7-37
агитпроп-7-37
агитпроп-7-38
агитпроп-7-38
агитпроп-7-39
агитпроп-7-39
агитпроп-7-40
агитпроп-7-40
агитпроп-7-41
агитпроп-7-41
агитпроп-7-42
агитпроп-7-42
агитпроп-7-43
агитпроп-7-43
агитпроп-7-44
агитпроп-7-44
агитпроп-7-45
агитпроп-7-45
агитпроп-7-46
агитпроп-7-46
агитпроп-7-47
агитпроп-7-47
агитпроп-7-48
агитпроп-7-48
агитпроп-7-49
агитпроп-7-49
агитпроп-7-50
агитпроп-7-50
агитпроп-7-51
агитпроп-7-51
агитпроп-7-52
агитпроп-7-52
агитпроп-7-53
агитпроп-7-53
агитпроп-7-54
агитпроп-7-54
агитпроп-7-55
агитпроп-7-55
агитпроп-7-56
агитпроп-7-56
агитпроп-7-57
агитпроп-7-57
агитпроп-7-58
агитпроп-7-58
агитпроп-7-59
агитпроп-7-59
агитпроп-7-60
агитпроп-7-60
агитпроп-7-61
агитпроп-7-61
агитпроп-7-62
агитпроп-7-62
агитпроп-7-63
агитпроп-7-63
агитпроп-7-64
агитпроп-7-64
агитпроп-7-65
агитпроп-7-65
агитпроп-7-66
агитпроп-7-66
агитпроп-7-67
агитпроп-7-67
агитпроп-7-68
агитпроп-7-68
агитпроп-7-69
агитпроп-7-69
агитпроп-7-70
агитпроп-7-70
агитпроп-7-71
агитпроп-7-71
агитпроп-7-72
агитпроп-7-72
агитпроп-7-73
агитпроп-7-73
агитпроп-7-74
агитпроп-7-74
агитпроп-7-75
агитпроп-7-75
агитпроп-7-76
агитпроп-7-76
агитпроп-7-77
агитпроп-7-77
агитпроп-7-78
агитпроп-7-78
агитпроп-7-79
агитпроп-7-79
агитпроп-7-80
агитпроп-7-80
агитпроп-7-81
агитпроп-7-81
агитпроп-7-82
агитпроп-7-82
агитпроп-7-83
агитпроп-7-83
агитпроп-7-84
агитпроп-7-84
агитпроп-7-85
агитпроп-7-85
агитпроп-7-86
агитпроп-7-86
агитпроп-7-87
агитпроп-7-87
агитпроп-7-88
агитпроп-7-88
агитпроп-7-89
агитпроп-7-89
агитпроп-7-90
агитпроп-7-90
агитпроп-7-91
агитпроп-7-91
агитпроп-7-92
агитпроп-7-92
агитпроп-7-93
агитпроп-7-93
агитпроп-7-94
агитпроп-7-94
агитпроп-7-95
агитпроп-7-95
агитпроп-7-96
агитпроп-7-96
агитпроп-7-97
агитпроп-7-97
агитпроп-7-98
агитпроп-7-98
агитпроп-7-99
агитпроп-7-99
агитпроп-7-100
агитпроп-7-100
агитпроп-7-103
агитпроп-7-103
агитпроп-7-104
агитпроп-7-104
агитпроп-7-105
агитпроп-7-105
агитпроп-7-106
агитпроп-7-106
агитпроп-7-107
агитпроп-7-107
агитпроп-7-108
агитпроп-7-108
агитпроп-7-109
агитпроп-7-109
агитпроп-7-6
агитпроп-7-6

Простите за многословие, но фотографический ряд – ещё более продолжительное высказывание, смысл которого обычно не понимается. Не понимается не из-за слепоты и неопытности нас как зрителей, а из-за того, что, рассматривая снимки, мы их не воспринимаем умом, а просто заполняем собой, своим опытом и осознанием жизни.

Эта книга не для того, чтобы «вспомнить и вздрогнуть», но и не для того, чтобы вспомнить и ностальгически прослезиться. Она для того, чтобы хоть в какой-то мере постараться трезво осмыслить недавно прошедшее время и не отказаться от него, а сродниться с ним, сочувственно его пережив.

Фотографии и текст из макета фотокниги Валерия Щеколдина

Расскажите об этом в социальных сетях: