_MG_6743

 

Ш АМАН чаще всего в прошлом сам пациент, сегодня ведет прием. Не только дома, в Туве. Просвещенные европейцы приглашают шаманов на семинары, критически исследуют их деятельность и способности, издают монографии и защищают ученые степени. Язык природы, не забытый шаманами, а может и придуманный ими заново (в СССР шаманы подвергались репрессиям, как и ведьмы в Средние века) помогает шаману занять сервисную нишу, доступную большинству населения по стоимости услуг и скорости результата.

Их работа пролегает в промежутке не только между рождением и смертью, но иногда, по желанию пациента и чуть дальше. Зачем-то нам всем хочется знать: а что будет потом? Поэтому без участия шамана и его расшифровок посланий «с того света», не проходит ни одно погребение или поминки. Это вполне земная процедура, которую можно заказать в офисе.

Шаман – это миф. И только в этом качестве он пригоден всем. Для веры. Для неверия. Для культа и его разоблачения. Априори удельный вес любого шамана древности тяжелее современного, ведь предполагается, что он сидел в тайге (в горах, в степи, у реки) без договоров “купли-продажи” услуг и без налога на добавленную стоимость. Пространство этого мифа – миры. Потусторонние. Нам никак не разобраться с нашим миром, но очень хочется заранее знать, что будет в том. Поэтому, шаманы живы. Они неистребимы. Они – наши страхи. Наши фантазии. Наша детская вера в вечность. И наше любопытство:


 Книжный проект Саяны Монгуш, республика Тува

© Саяна Монгуш

ИЗ ЛИЧНОГО ДЕЛА


АНИСЬЯ МОНГУШ (52)
наборщик типографии, шаман с 1998 года:


“В 1998 году я тяжело заболела. Вылечила меня шаманка и сказала, что упала, когда шла ко мне потому, что моя энергия сбила ее с ног...

С практикой шаманизма болезни прошли, но если долго сидишь без приема людей, то начинаешь болеть.

Я провожу все ритуалы: провожаю умерших, гадаю на бараньей лопатке, на камушках, правлю больных почками и страдающих головными болями”.

© Саяна Монгуш

ИЗ ЛИЧНОГО ДЕЛА




ДОПЧУН-ООЛ КАРА-ООЛ (64)
директор, шаман с 1993 года:


“Я лечил людей с 1982 года, даже когда работал шофером. Я получил титул «Великий Черный Медведь» в 2000 году, а в 2006 на съезде шаманов стал «Верховным шаманом Республики Тыва”...

© Саяна Монгуш

ИЗ ЛИЧНОГО ДЕЛА




СТЕПАН МАНЗЫРЫКЧЫ (51)
рабочий, шаман с 2000 года:


“Болел... В 40 лет чуть не сошел с ума... Провожу все ритуалы. Очищение бубном, поминки. Моя родословная от шаманов “седлающих волка…"

© Саяна Монгуш

ИЗ ЛИЧНОГО ДЕЛА




ВЛАДИМИР (АДЫГЖЫ) ОЮН (58)
тракторист, шаман с детства:


“В детстве болел. Не говорил до 6 лет. Ясновидение с детства. Помогаю своему народу, чем могу. Делаю все ритуалы: освящение источников, очищение жилья, гадания на камушках…”

© Саяна Монгуш

ИЗ ЛИЧНОГО ДЕЛА




АИДА ЗАХАРОВА (45)
домохозяйка, шаман с 1982 года:


“Я пятый ребенок из девяти. Шаманы - моя сестра Ай –Чурек [умерла] и брат Адыгжы. Лечу бесплодие...”

© Саяна Монгуш

ИЗ ЛИЧНОГО ДЕЛА




НИНА ДОВУУ (49)
режиссер, шаман с 1993 года:


“Мой дар от отца. Его звали Баа-Хоо, он был целителем… Когда заболела, то стала бессознательно бегать.Могла убежать за 20 км. от дома. Хоть куда. С практикой шаманизма это прошло... Нина Довуу умерла в 2013 году по болезни".

© Саяна Монгуш

ИЗ ЛИЧНОГО ДЕЛА




ОРЛАНА МОНГУШ (42
следователь МВД, шаман с 1999 года:


“Болело сердце, а анализы все нормальные. Врачи не могли ничего понять. Помогли шаманы, посоветовали работать и отдавать свою энергию… В моей работе следователя мне очень помогала моя интуиция, я всегда знала, кто лжет, а кто говорит правду… но сейчас у меня сердце не болит...”

© Саяна Монгуш

ИЗ ЛИЧНОГО ДЕЛА




ЕЛЕНА ОТСУР (53)
чабан, шаман с 2000 года:


“Я сотрудничаю с Народным медицинским центром, езжу с приглашениями по России. Провожу все шаманские ритуалы…"

© Саяна Монгуш

ИЗ ЛИЧНОГО ДЕЛА



ЭКЕР ДОВУУ (32)
образование среднее, шаман с 2001 года:


“Если я не буду заниматься шаманской практикой, то снова начну болеть от переизбытка энергии… Шамана распознают с детства. Такие дети болезненны, часто умирают до 7 лет, поэтому их оберегают, не водят в места скопления людей. Их болезни не поддаются лечению, диагнозу…и проходят только тогда, когда шаман делится своей энергией…"

© Саяна Монгуш

ИЗ ЛИЧНОГО ДЕЛА



АДЫГ-ООЛ САМДАН (64)
образование среднее, рабочий, шаман с 1965 года:


“До 7 лет не говорил, туговат на ухо, был эпилептиком, болел. По ритуалу меня «обменяли» на больную девочку - родственницу, я стал носить ее имя Кара-кыс (Черная девочка) и женскую одежду. Потом она умерла, а я выздоровел. В школе меня стали называть уже мужским именем - Адыг-оол (Мальчик медведь) и я стал лечить людей бессознательно, но с 14 лет уже стал все понимать. Проводил тайком все ритуалы, лечил…”

© Саяна Монгуш

ИЗ ЛИЧНОГО ДЕЛА



ОРЛАН БАЯН (32)
инвалид, слепой от рождения, шаман с 1995 года:


“Я с трех лет стал слышать дыхание мертвых, их знаки, звуки. В 5 лет стал общаться с умершими. Однажды ко мне на скамейку подсела женщина, угостила семечками и сказала: « Я умерла на этой скамейке два года назад и до сих пор сижу». Я приблизился, чтобы потрогать ее, но она исчезла…”

© Саяна Монгуш

ИЗ ЛИЧНОГО ДЕЛА


МОНГУШ КЕНИН-ЛОПСАН (87)
писатель, доктор исторических наук, исследователь шаманизма, шаман с 1992 года:


“Моя бабушка шаманка Хандыжап в 63 года была арестована вместе с сыном, осуждена на 15 лет как «шпионка» и с 1949 года сидела в концлагере в г.Черногорске. Она, не зная русского языка, общалась со всеми. В лагере предсказала дату смерти Сталина, освободилась после его смерти и умерла по дороге домой... Когда мне было 9 лет бабушка дала мне первое посвящение и предрекла судьбу шамана...”


 

Проект был представлен в качестве дипломной работы в школе фотографии и мультимедиа им Александра Родченко, а также на фотовыставке в Московском Мультимедиа Арт Музеи (ММАМ)

Расскажите об этом в социальных сетях: